» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

Почему Кириенко?

   Итак, в пятницу Государственная дума в третий и последний раз рассмотрит кандидатуру Сергея Кириенко на предмет его утверждения (или неутверждения) на посту председателя правительства Российской Федерации. Этой пятнице уже суждено войти в новейшую политическую историю России. В этот день страна в любом случае получит нового премьер-министра и, возможно, лишится своего парламента. «Размен» вопиющее неполноценный, но – такова нынче Конституция и такова политическая практика времен правления в России Бориса Ельцина. Впрочем, за день до решающего голосования никто  не возьмется со стопроцентной уверенностью предсказать, чем оно закончится, одинаково возможны оба варианта – как положительный, так и отрицательный. В оставшееся время надо еще раз внимательно проанализировать сложившуюся ситуацию и ответить на ряд принципиально важных вопросов, от которых зависит исход дела.


                                                
Из поколения "технократов"

   Сергей Кириенко – внешне довольно симпатичный, без всякого сомнения, умный и образованный, в общем, во всех отношениях приятный молодой человек, что совсем не означает его пригодности на роль премьер-министра огромной страны, находящейся в тяжелейшем финансово-экономическом кризисе.
   После месяца его хождений по Думе даже самый лояльно настроенный депутат по-прежнему ничего не знает о соискателе поста премьера, кроме того, что он легко и свободно говорит практически на любые темы. Во время его повторного выступления в Думе, и особенно после многочисленных теле- интервью возникло ощущение, что этот человек уже все сказал и теперь вынужден бесконечно повторяться и уходить от конкретных вопросов, которых все больше и больше возникает у парламентариев и журналистов, в дебри демагогии. Месяц подряд говорящий Кириенко уже напоминает раннего Горбачева. Это и опасно. Тот, кто хорошо говорит, совсем не обязательно также хорошо справится с делом.
   Само появление именно этой фигуры на политической сцене России следует осмыслить как нечто неслучайное. Прежде всего, это следствие того, что Ельцин за годы своего правления действительно «вытоптал» вокруг себя все более или менее опытные кадры, практически не осталось рядом с ним людей, которых можно рассматривать как его собственный кадровый резерв.
   Тех же, кто на определенном расстоянии от него набрал за эти годы самостоятельную политическую силу, как, например, Лужков, он просто боится. Боится и не доверяет, видя в каждом таком политике потенциального соперника. В известный момент Ельцин, видимо, перестал доверять и Черномырдину (обоснованно или по навету, мы не знаем), потому и уволил. На сегодняшний день в России не осталось никого из крупных или хотя бы заметных политиков, кому бы Ельцин полностью доверял, кого мог бы назвать своим соратником. Отсюда и возникает фигура Кириенко. С таким же успехом он мог бы предложить Юмашева или Таню Дьяченко, последних близких  людей, сохранивших его доверие.
   Кандидатура Кириенко потому и могла появиться на горизонте, что во все время правления Ельцина политика у нас опережает экономику, диктует экономике, давит экономику. Ельцин всегда и на любой государственный пост выбирает кандидатуру, которая устраивает его прежде всего политически, которая политически ничем на данный момент ему не угрожает. А насколько данный выдвиженец готов к исполнению своих обязанностей с профессиональной точки зрения – для президента вопрос второй и не главный. Это с одной стороны.
   С другой – еще пять-шесть лет назад такая фигура, как Кириенко, никак не могла возникнуть при решении вопроса о главе правительства. Только представьте себе, что Ельцин предлагает ее Съезду народных депутатов и Верховному Совету… Следующим актом этой комедии был бы неминуемый импичмент. Но в 1998 году такое предложение уже вполне серьезно обсуждается в государственном законодательном органе. Почему? Оглянемся вокруг. Пока демократы первой волны перманентно боролись с последней волной коммунистов, в России подросло и громко заявило о себе новое поколение – рождения 60-х и даже 70-х, которое активно, если не сказать агрессивно, стало пробиваться на ключевые посты в бизнесе, в средствах массовой информации, в госаппарате, в криминальных структурах. Характерной чертой этого поколения является демонстративная аполитичность, а главной ценностью и целью жизни – умение делать деньги. Пока «старички» все еще выясняют между собой идеологические разногласия, наиболее шустрые представители молодого поколения уже прочно разместились в самых престижных местах и вовсю занимаются этим самым делом – делают деньги, причем большие деньги и не слишком утруждая себя в выборе средств.
   Кириенко принадлежит как раз этому поколению. Начинал он именно так.
   С какой-то собственной фирмы, потом банка, и, видимо, преуспел бы на этом поприще, если бы – благодаря Немцову – не угодил в политику. Про такие случаи говорят: «шел в комнату, попал в другую». Впрочем, политика ему явно по вкусу и, задержись он в Нижнем Новгороде, как знать, возможно, соперничал бы на недавних губернаторских выборах с тем же Анатолием Климентьевым. Будем считать, что ему крупно повезло: перескочив через много-много ступенек, он оказался на самом верху. Большинству нормальных людей это кажется фантастическим, нереальным, но сам Кириенко, судя  по всему, чувствует себя вполне с своей тарелке. Его призывают проявить мужество и отказаться от своего назначения. Да, это был бы выход для всех, даже для президента. Но Кириенко никогда ничего подобного не сделает. Это мы с вами понимаем, что он еще не созрел для такой высокой должности, а он-то про себя думает совсем иначе, он принимает это как должное, как вполне обоснованную и справедливую оценку своих достоинств, полагая, видимо, что настал его час, пришло время, когда именно такие, как он, должны брать власть в свои руки.
   Заметьте, как, не моргнув глазом, Кириенко признается в своем комсомольско-партийном прошлом, даже не испытывая потребности от него открещиваться или оправдываться, как еще недавно делал каждый, кто вставал под знамена ельцинского режима – для него это уже не суть важно. И точно так же он практически не произносит клятв в верности демократии – и это неважно для него. Он называет себя «технократом», и эта, принципиально новая в нашем политическом обиходе самоидентификация дистанцирует его одновременно от традиционно левых и традиционно правых, как будто даже ставит над ними. Спокойно-снисходительно, с почти нескрываемым превосходством он разговаривает уже сегодня с людьми гораздо старше и значимее его. Вот уже и про президента говорит «мы с Борис Николаевичем», а про «крестного отца» своего Немцова: «работники правительства могут, конечно, иметь свое мнение, но будет так, как мы договорились с Борис Николаевичем». А что вы хотите? За благообразной внешностью уже видна неплохая хватка, и то ли еще будет, когда положение его перестанет быть двусмысленным.
   Это поколение, которое молится не Богу и не вождям, а Интернету. Недооценивать этих мальчиков было бы ошибкой. Но еще большей ошибкой и безответственностью было бы, опережая все сроки, отведенные самой природой для взросления и мужания личности, открывать им «зеленую улицу» в самые высшие сферы, признавая тем самым несостоятельность нескольких здравствующих и вполне дееспособных старших поколений. Выдвинув Кириенко  и помогая ему утвердиться в завышенном о самом себе представлении, Ельцин оказывает ему более чем сомнительную услугу, но это бы ладно. Хуже другое – он тем самым совершает очередное разрушительное действие по отношению к стране. Выдержит ли она еще одно и теперь уже, возможно, гораздо более массовое, чем устроили в свое время Чубайс с Немцовым, нашествие «младореформаторов»?
   Мы отнюдь не противники продвижения молодых. Им действительно принадлежит будущее и  именно им предстоит управлять Россией в ХХI веке. Но все должно идти своим чередом, без ускоренно-искусственного взращивания политических скороспелок. Тем более что в данном конкретном случае речь идет не просто о председателе правительства, что само по себе требует выбора солидной и авторитетной политической фигуры. Речь идет о втором человеке в государстве, который в любую минуту может по стечению обстоятельств стать, пусть временно, фигурой  номер один, а значит – руководить страной, представлять ее на международном уровне, владеть пресловутым ядерным чемоданчиком, то есть, по сути, подменять собой президента. В мировой, да и в отечественной практике «второй человек» всегда подбирается под стать первому – и внешне, и по возрасту, и по всем другим характеристикам. Наша «парочка» выглядит нелепо и странно  - как Пат и Пташонок. Как дедушка с внуком, как московский барин с родственником из провинции.
   Так что, отказывая в доверии симпатичному молодому человеку, делающему самые  первые свои шаги в большой политике, «вредная» Дума, кроме всего прочего, объективно работает на авторитет главы государства, коль скоро он сам о нем не заботится. Но понять и оценить это Ельцин не в состоянии.

Что творится с президентом?

   Нынешний правительственный кризис чем-то напоминает чеченскую кампанию. Тогда тоже с бухты-барахты ввязались в войну, полагая, что удастся легко и просто, а главное, быстро решить проблему, но застряли на целый год, положили тысячи жизней, ничего не добились, и до сих пор никто не дал ответа: а зачем все это было нужно?
   Правительственный кризис длится уже месяц, и конца пока не видно, потому что даже утверждение Кириенко в роли законного премьера само по себе не решит главной проблемы: как вытащить страну из пропасти. Это только в кино все счастливо кончается свадьбой,  а в реальной жизни со свадьбы все только начинается. Так и в нашем случае: самое главное начнется, когда правительство будет наконец сформировано и начнет действовать, разгребать завалы, искать деньги, чтобы заплатить долги, еще возросшие в период между двумя правительствами, решать текущие вопросы, реагировать на нескончаемые чрезвычайные ситуации, акции протеста, которые приобретают все более массовый и драматический характер… А если все это будет сопровождаться еще и роспуском Думы и новыми выборами, Кириенко и его правительству придется совсем  туго. То есть кризис им уготован заранее, с первых же дней. Предвидя все это, многие сегодня задаются вопросом: а зачем вообще все это нужно было делать?
   Лидер фракции НДР в Думе А. Шохин даже предложил президенту «нулевой вариант» - отозвать из Думы предложение по Кириенко и вернуть на место Черномырдина. Точно так же уговаривали когда-то Ельцина отозвать из Чечни войска…
   Можно только гадать, какого такого результата ждал от своего решения сам Ельцин, но то, что результат негативный – это всем очевидно. Никакого усиления позиций президента (если он на это рассчитывал) не произошло. Как раз наоборот. В результате своих действий Ельцин впервые остался практически в полном одиночестве, если не считать окружения, сузившегося  до рамок семейного. А главное – он лишился (сам себя лишил) такой мощной политической фигуры второго плана, принимавшей на себя все удары, как Черномырдин. А вместе с ним той гарантированной поддержки в парламенте, которую президент имел до сих пор хотя бы в лице фракции НДР.
   Что же касается тех разрозненных депутатов, которые уже проголосовали или еще проголосуют за Кириенко в Думе, то они демонстрируют вовсе не поддержку Ельцина, а всего лишь нежелание обострения ситуации. Они голосовали и будут голосовать вынужденно, поскольку им выкручивают руки, и рассчитывать, что они станут впредь опорой и поддержкой нового премьера, а, значит, и президента в парламенте (если он уцелеет), никак не приходится.
   Сам подход Ельцина к выдвижению кандидатуры на пост премьера противоречит  принципам демократии. Демократия предполагает альтернативность выбора, за это в свое время боролись, ломали копья все нынешние демократы во главе с самим Ельциным. И теперь в России и президент, и спикеры парламента, и депутаты всех уровней, и губернаторы избираются исключительно на  альтернативной основе. Да, главу правительства согласно Конституции не избирают,  а согласовывают, но почему согласование должно проходить безальтернативно? Предыдущий премьер прошел в свое время через процедуру мягкого рейтингового голосования (кстати, теперь уже мало кто помнит, что победил тогда Ю. Скоков, что  не помешало Ельцину назвать премьером Черномырдина). Хоть видимость демократии была соблюдена. С тех пор Ельцин не раз попирал ее принципы, а в последнее время практически полностью отошел от них, откинул, как нечто лишнее, мешающее царствовать в одиночку. Навязывание явно негодной кандидатуры премьера – очередное тому подтверждение.
   Если бы наша Конституция предоставляла право выдвижения кандидатов парламенту, а право утверждения – президенту (что было бы гораздо практичнее), и если бы Дума воспользовалась этим правом, предложила бы президенту утвердить во главе правительства того же Кириенко, Ельцин никогда бы с этим не согласился по тем же самым мотивам, по которым сейчас на это не соглашается Дума. Однако, что позволено Юпитеру, то не позволено быку.  Но если ты «Юпитер», то хотя бы приди в Думу и обоснуй  свое предложение. А есть ли у него, чем обосновывать? Единственный более или менее внятный аргумент Ельцина – «он умный» (как недавно «умным» был Чубайс, а еще раньше «очень умным» Гайдар, без которого сегодня легко обходятся, а когда-то нас пугали, что без них погибнем). Этот аргумент не выдерживает никакой критики. Вообще, сам по себе тот факт, что Ельцин, едва поговорив с элементарно образованным человеком, так поражается чужому уму, говорит только о его собственном интеллектуальном уровне. Поразить его нетрудно. Никто не отрицает, что Кириенко умен, однако, по-настоящему умных людей в России очень много (о чем наш президент, возможно, не подозревает), их много в той же Думе, в том же Совете Федерации, где сидят люди, прошедшие (и не по одному разу!) через всенародные выборы, доказавшие свою состоятельность, успевшие что-то  сделать для блага России. Где же еще черпать кадры, как не в главных политических институтах государства!
   Но на все альтернативные предложения Ельцин отвечает «нет»! Странно, что ни Лужков, ни Строев, ни кто другой не оскорбились, когда на заседании «круглого стола» Ельцин, всех их перечисляя, заявил, что никто по «сумме качеств» не годится в премьеры. Выходит, они все вместе взятые и каждый в отдельности не стоят одного Кириенко? Не лучше его заявление в Японии относительно кандидатов пенсионного возраста. Во-первых, оно  оскорбительно для тех, к кому это может относиться (те же Строев, Лужков, тот же Черномырдин), во-вторых, звучит из уст человека, который сам перевал за пенсионный возраст (ему 67 лет) и при этом еще не исключает для себя возможности выдвигаться на третий президентский срок. А в-третьих, заявление это не верно по сути, потому, что между поколением «пенсионеров» и поколением Кириенко существует еще как минимум два поколения политиков – пятидесятилетних и сорокалетних. И почему их надо сбрасывать со счетов? Только потому, что они могут составить конкуренцию самому Ельцину, а Кириенко не сможет?
   Итак, президент в очередной раз продемонстрировал свое пренебрежение к демократии. И в очередной раз противопоставил себя парламенту. Все это неспроста и не случайно. Если проанализировать политическую биографию Ельцина, начиная с 1985 года, - времени его появления в Москве, - видны неизбежно повторяющиеся циклы с периодом в два года. Каждые два года Ельцину нужен кризис, встряска, от которой трясет заодно и всю страну.
   Судите сами.
   В 1987 году, ровно через два года, после его избрания секретарем ЦК КПСС и первым секретарем МГК, происходит известный инцидент на октябрьском пленуме ЦК.
   В 1989 году Ельцин до тех пор находившийся в политической депрессии, снова выходит на сцену, шумно участвует в выборах народных депутатов СССР и возвращается в политику. Первые два года он ведет себя сравнительно спокойно.
   В 1991 году, уже будучи президентом России, он буквально вламывается в ситуацию, возникшую в связи с объявлением ГКЧП и в результате всем известных действий остается единоличным правителем России.                                                
   В 1993 году, после двух лет относительного затишья, провоцирует парламентский кризис, разгоняет и расстреливает парламент.
   Весь 1995 год проходит  под знаком чеченской войны, которая знаменует собой не просто очередной кризис Ельцина, а его политическую агонию в преддверии завершения первого срока его президентства.
   Новый цикл начинается вместе с новым президентским  сроком после выборов в 1996 года. Истекают очередные два года – и, пожалуйста: в 1998 – мы имеем очередной правительственно-парламентский кризис. Или кризис самого Ельцина? Можно только догадываться, какая истерика, какая агония ждет нас еще через два года к моменту истечения второго и, скорее всего последнего президентского его срока. Собственно первые признаки этой истерики видны уже в спровоцированном им этой весной правительственном кризисе.
   Что-то не ладно с нашим президентом. Дело даже не в физическом его состоянии. Налицо кризис личности, неадекватная, болезненная реакция на поведенческом уровне. Это маниакальное  «Я» - «я решил, я сказал, я позволю, я не позволю…»  Эта не здоровая сосредоточенность на самом себе. В день, когда вся страна была взбудоражена разгоном студентов в Екатеринбурге и расстрелом военных на границе Северной Осетии и  Ингушетии, президент вдруг появляется на телеэкране и исполняет почти эстрадную миниатюру под названием «Здоров, как никогда!», показывает всем свою «зубную короночку» и подробно объясняет, как он ее менял. Это ли не признак полной неадекватности поведения? Вообще, любое явление Ельцина перед публикой в последнее время можно расценивать как спектакль - появились прежде не свойственные ему мимика, жестикуляция замедленность речи, интонация, не соответствующая содержанию произносимых слов, какие-то стариковские штучки и выверты, на которые даже смотреть неловко… Все это вместе взятое производит впечатление довольно тягостное и порождает вполне определенные догадки и подозрения.
   Впрочем, у нас и за рубежом все давно привыкли, что надо разгадывать и расшифровывать действия и высказывания Ельцина (едва ли не каждое требует дополнительного разъяснения, интерпретации, часто – опровержения, словом, «перевода» на общепонятный язык). Вот и сейчас вся страна пытается отыскать какую-то логику в действиях президента, какой-то высший, недоступный нам, простым смертным, смысл его последних поступков и решений. А надо ли ломать голову? Бывают же вещи, которые и не подлежат пониманию, так как просто находятся по другую сторону здравого смысла.


Предварительные итоги

   Один из самых важных результатов нынешнего кризиса состоит в том, что Дума впервые выступила как единая политическая сила, различия между фракциями стерлись, как бы ни пытались демонстрировать их думские лидеры. Сегодняшняя Дума представляет собой, по сути, объединенную оппозицию президенту – такого еще никогда не было. Есть все основания предполагать, что такое положение сохранится вплоть до президентских выборов 2000 года. 
   За время кризиса наглядно проявились изъяны государственного устройства России. Теперь для всех очевидно, что Конституция РФ  является авторитарной и не обеспечивает соблюдения элементарных демократических норм. Чего стоит одна только запись относительно внесения кандидатур на пост премьера, которую неизвестно как трактовать: то ли трижды одна кандидатура, то ли три разных. Когда принималась Конституция, этот нюанс, бать может, не был замечен, и только теперь на практике проявился подвох, да поздно. Здравый смысл подсказывает, что кандидатур должно быть три, иначе распустить парламент следовало бы уже после первого голосования. Внесение трижды одной и той же кандидатуры – нонсенс, и получается,  что сама эта норма заведомо обеспечивает поддержку президенту, в чем же тогда смысл согласования с парламентом? Совершенно очевидно, что это положение Конституции надо менять или уточнять, так, чтобы не было двусмыслицы.
   Другая очевидность – Конституционный суд РФ в случае даже самого острого конституционного кризиса не способен оперативно вмешаться  и рассудить, кто прав. Зачем он вообще тогда нужен? Чтобы неторопливо копаться в запросах отдельных граждан? В свое время КС для того и создавался, чтобы, будучи независимым от президента и парламента, вершить третейский суд. Но на практике, мы видим прямо противоположное: как только дело доходит до принципиальных вопросов, от которых зависит судьба страны, КС ссылается на «живую очередь» и прочие формальности, лишь бы не  брать на себя ответственность. Это все равно, как если бы в больницу привезли на «скорой  помощи» истекающего кровью человека, которому нужна срочная операция, а в приемном покое невозмутимо заявили бы: у нас плановые больные, только в порядке общей очереди, месяца через два-три…
   Спасибо и на том, что председатель Конституционного суда М. Баглай нашел возможность хотя бы  на пресс-конференции разъяснить, что  С. Шахрай говорит глупости про возможность изменения закона о выборах в отсутствие парламента, а то этот шустрый правозащитник президента уже, небось, заготовил проект указа, как избирать новую Думу. Дай ему волю, он бы под каждые выборы подводил новые правила.
В этом кризисе в очередной раз не лучшим образом проявила себя российская политическая элита (внедумская). Ее позиция – самая удобная и не хлопотная – молча наблюдать, чья возьмет. Именно так повел себя  Совет Федерации, доблестные наши губернаторы, добрая половина которых избрана при поддержке Народно-патриотического союза. Егор Семенович Строев, как горьковский старец Лука, жалостливо улыбаясь, в очередной раз со всем  согласен. Первый мэр России Юрий Михайлович Лужков счел возможным публично поддержать кандидатуру Кириенко, хотя наверняка про себя имеет совсем другое мнение. Небось, сам на месте президента до такой кадровой «рокировочки» не опустился бы. Многоуважаемый губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, которого никто не дергал за язык высказываться в пользу Кириенко, тем не менее высказался, видимо, чтобы не ссориться с ТЭКом.
   Эту хитромудрую позицию не назовешь иначе, как политическим лицемерием. А заяви все эти и многие другие авторитетные политики (тот же Черномырдин) дружно свой протест против столь откровенного надругательства над здравым смыслом, глядишь, президент бы и задумался. А так чего ему задумываться? «Столпы» российской политики молчат, одна Дума бьется как рыба об лед, но на Думу в России времен Ельцина можно и наплевать.

Что делать Думе?

   Наблюдая за противостоянием президента и парламента, многие комментаторы как бы уравнивают их в упрямстве, и сам конфликт рассматривают в терминологии «кто кого переупрямит». В очередной раз происходит подмена понятий. Позиция Думы не есть упрямство ради упрямства хотя бы потому, что Дума эту свою позицию многократно и подробно мотивировала, тогда как президент вообще не снизошел до какой-нибудь  мотивации своего предложения.
   Мотивы Думы вполне разумны и понятны. Молодость и абсолютная неопытность предложенного кандидата делают вполне оправданными сомнения в его состоятельности на столь высоком государственном посту и, выражая эти сомнения, Дума демонстрирует гораздо более ответственный, чем у президента подход к формированию нового правительства, гораздо большее беспокойство за дельнейшую судьбу страны. Это тем более оправданно, что  «молодые реформаторы» прежних призывов (Гайдар, Чубайс, Шахрай, Потанин, Немцов и др.) безграничного доверия президента не оправдали, напротив, оправдались самые мрачные прогнозы парламента относительно из способности вывести страну из кризиса. Но сегодня следует признать, что даже эти одиозные фигуры были в сравнении с новым фаворитом Ельцина куда более опытными, подготовленными.
   Совершенно оправданно и настойчивое требование депутатов «огласить весь список» будущего правительства, так как без этого вообще невозможно понять, кому же доверяется судьба страны на этот раз. Одно дело, если молодого премьера будут подпирать и подстраховывать люди постарше и поопытней, другое – если вся новая команда будет состоять из никому не известных кириенок. Отказ Ельцина это сделать и строгое табу на оглашение «секретной» информации  для самого  Кириенко означает одно из двух: или президент НЕ ГОТОВ представить такой список, или же в этом списке есть фигуры, одно упоминание которых способно резко снизить шансы Кириенко быть утвержденным. То и другое есть полное неуважение к законному институту государственной власти, который избран всенародно и наравне с президентом несет ответственность за страну. В конце концов, не женихов же для дочек выбирают, а правительство!
   Наконец, Дума имеет законное право знать, куда же теперь поведет страну новое правительство. В этом ключевом вопросе сегодня полная неразбериха. С одной стороны, кандидат утверждает, что курс остается неизменным, но тогда непонятно, за что же отстранили Черномырдина? Если же работа прежнего правительства признана президентом неудовлетворительной, то почему из этого делается секрет для страны вместо того, чтобы честно и прямо заявить о смене не только персонала, но и не оправдавшего себя курса? Было бы очень странно, если бы депутаты с легким сердцем, ни о чем не задумываясь и ничего не выясняя, отдали бразды правления первому попавшемуся, не поставив перед ним и перед президентом все эти очевидные вопросы.
   Поведение Думы следует признать совершенно логичным и закономерным. Участие в назначении премьера – это то немногое, на что Дума имеет у нас право по нынешней Конституции, но и оно сведено действиями президента на нет. Дума поставлена в такие условия, что каково бы ни было ее мнение, президент волен сделать по-своему. Зачем тогда устраивается этот спектакль одного актера?
   Пока Дума проявляет твердую и обоснованную позицию, но что дальше?
   Рассмотрим возможные сценарии развития событий в предстоящую пятницу.
1. Дума проводит тайное (бюллетенями) голосование и дает согласие на утверждение Кириенко. Пресса пишет об очередной «победе» президента. Новый премьер удовлетворен полной легитимностью своего назначения. Депутаты Госдумы  оправдываются перед журналистами, избирателями и перед самими собой за результаты головосания. Оправдываться им предстоит долго, до следующих выборов, а уж на выборах за все, что успеет к этому времени  натворить новое правительство, с них спросят по полной программе. Этот сценарий был бы для Думы самым бездарным, так как продемонстрировал бы не только юридическое ее бесправие (что зависит от Конституции), но и отсутствие у нее политической воли (что зависит исключительно от самих депутатов). Политическая воля – это единственное, чем Дума может компенсировать свое конституционное бесправие, и если она такой воли не проявит, то говорить о каком-либо ее авторитете как органа власти больше не придется. Вплоть до выборов новой Думы. Самое же негативное последствие такого варианта событий – в России появится еще более слабое, чем было до сих пор, правительство, что неизбежно приведет к дальнейшему углублению кризиса экономики и социальной сферы.
2. Дума проводит открытое голосование и не дает согласия на утверждение Кириенко. Президент назначает его премьером и распускает Думу. Пресса пишет об очередной «победе» президента. Новый премьер удовлетворен, хотя и несколько меньше,  поскольку понимает, что клеймо «насильно милого» и виноватого в роспуске парламента останется за ним навсегда. Депутаты разъезжаются  в свои округа и начинают готовится к новым выборам. Избиратели горячо поддерживают  тех из них, кто был последовательным до конца. Через три месяца на новых выборах левая оппозиция одерживает еще более внушительную, чем в 1995 году, победу и получает квалифицированное большинство в Думе, что позволяет, наконец, принять поправки в Конституции и тем самым перераспределить властные полномочия в государстве. Такой сценарий для Думы, и в первую очередь для ее левого крыла, предпочтительнее, так как позволяет сохранить политическое лицо, не брать на себя ответственность за очередное «правительство реформаторов», которое рано или поздно ждет та же участь, что и все предыдущие, и уже в этом году начать работу в обновленном парламенте с иным, нежели сегодня, раскладом сил и голосов.
   Сравнивая оба возможных сценария, мы видим: так и так премьером становится Кириенко. Но во втором случае принципиально  меняется политическая ситуация в стране. Без парламента она (страна) остается один на один с президентом, физическое и психологическое состояние которого вызывает большие опасения и который после очередной своей «боевой схватки» обычно надолго удаляется – отдыхать от сражений. Прежде  в таких случаях «на хозяйстве» оставалось много народу – Черномырдин, Чубайс, Строев, Селезнев и плюс целая когорта думских лидеров, начиная с Зюганова и кончая Жириновским. Все они не дремали и ситуацию в стране зорко отслеживали. Теперь картина будет совершенно другая. В отсутствие Думы деятельность Совета Федерации также оказывается парализованной, губернаторы сидят в своих регионах. Все вышеназванные политические фигуры, будучи непричастными к текущим государственным делам, наблюдают за ситуацией со стороны и опять же готовятся к новым выборам. И наступает тот самый момент, о котором говорилось в первом разделе статьи: начинающий премьер – один на всем хозяйстве, отвечает за все про все. Это действительно опасно.
   Таким образом, в результате очередной «победы» президента над парламентом  происходит фактическое разрушение централизованной федеральной власти, и страна на неопределенный срок погружается в хаос, становится практически неуправляемой.
   Картина, что и говорить, мрачноватая. И сейчас обществу внушается мысль о том, что единственный способ избежать такой перспективы – это склонить Думу проголосовать за  Кириенко, об этом здорово хлопочет спикер нижней палаты Геннадий Селезнев, нервы которого не выдержали при личном общении с президентом, после чего он стал на всех углах повторять, что судьба Думы важнее и дороже судьбы Кириенко. Посыл совершенно правильный. Однако вывод из него делается ошибочный. Неправда, что сохранить Думу можно только, проголосовав за Кириенко. Есть и другой выход, который почему-то вовсе не обсуждается ни прессой, ни телевидением, ни даже самими депутатами.
   Этот выход, этот третий сценарий состоит в том, что разрубить узел должен тот, кто его завязал, то есть сам президент Ельцин. У него есть еще по крайней мере сутки для того, чтобы, окончательно взвесив все приобретения и потери от реализации сценария с роспуском Думы, проявить государственную мудрость и отозвать представление на  Кириенко, а затем внести новую кандидатуру. В результате – никакого ухудшения в стране, никаких тяжелых  и до конца никем еще не просчитанных последствий, никаких расходов на досрочные выборы.
   В сущности, так просто!
   Пресса пишет в очередной раз о «победе» президента. Новый премьер (мы пока не знаем его фамилии, ведь право назвать ее все равно остается за президентом) занимается формированием правительства. Федеральное собрание продолжает работать над созданием так необходимых стране законов. Все спокойны и почти счастливы. Все славят президента, который сделал всего один «сильный шаг» и тем разрядил ситуацию. И никто уже не вспоминает, что месяц назад сам он ее и «зарядил».
   Могут сказать: это нереально, он на это не пойдет. Конечно, не пойдет, если никто его об этом и не попросит. У нас привыкли даже простой рабочей встречи с президентом «добиваться», телефонный разговор с ним засчитывать как большую политическую удачу, а если уж согласится посидеть с ними за «круглым толом» - это  вообще национальный праздник! Как! Сам! К нам! Да это его обязанность служебная – встречаться с представителями различных государственных и политических структур по разным вопросам. Что вы на него молитесь, как на икону, заставьте его, наконец, работать! Он обязан как глава государства, отвечающий за его спокойствие и благополучие, сделать все от него зависящее, чтобы выйти из кризиса с наименьшими потерями.
   Решающую роль здесь могли бы сыграть Совет Федерации, губернаторы России, если бы напрямую обратились с таким требованием к президенту. Их молчание сегодня, когда над законной представительной властью в стране нависла угроза, становится преступным. Всего-то и требуется от них -  заступиться за Государственную думу, заявить о своем несогласии с ее роспуском, призвать  президента проявить мудрость политика, дабы избежать крайностей. Еще не поздно!
   Отстоять сегодня Государственную думу (но не  ценой утверждения слабого премьера, а ценой разумного компромисса) – это значит отстоять демократию. Согласиться с заменой демократически избранного парламента на правительство, не имеющее политической поддержки, - значит, сделать еще один шаг к утверждению в России бесконтрольного авторитарного режима.

23 апреля 1998 г.

Поиск



Новости
2019-10-16
Отзывы на книгу «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа»

2019-08-28
Книга Светланы Шишковой-Шипуновой «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа» вышла в финал национального конкурса «Книга года»-2019.

2019-06-13
Издательство "Вече" выпустило книгу "Дмитрий Хворостовский. Голос и душа" - первую полную биографию великого русского певца