» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

АЛИСА, ЦАРЕВНА И БЕЛОСНЕЖКА

  Однажды в гости к Алисе приехали разом обе бабушки и привезли, кроме прочих подарков, по книжке. Одна – о Мертвой царевне и семи богатырях, другая – про Белоснежку и семь гномов. Стали перед сном читать Алисе. Читали, читали, уже и сказка кончилась, другая началась, а Алиса все не засыпает. Хорошо еще, что эта другая сказка стихами написана, вот под их-то мерное звучание девочка наконец и уснула.
И стал ей сниться чудесный сон…

  Будто стоит она одна-одинешенька на лесной опушке, а вокруг нее – лес темный, дремучий. Вдруг слышит: по правую руку ветки затрещали, по левую – сучья захрустели; кто-то через колючие заросли пробирается. Испугалась Алиса, подумала, что волки, и спряталась под рябиновый куст, что рос прямо посреди опушки.
  Сидит под кустом и видит: выходит на опушку девушка, озирается. Коса светлая растрепана, сарафан парчовый о сучья изорван, сапожки сафьяновые прохудились, а сама – белолица, черноброва, румяна, прямо девица-краса. А с другой стороны на опушку другая девушка вышла – юбка суконная изодрана, башмаки деревянные стоптаны, сама – красавица: лицо белое, как снег, щеки красные, как яблочки, кудри черные, как ночь, по плечам вьются.
  Остановились девушки друг против друга и смотрят изумленно.
  - Ты кто такая? – спрашивает черненькая.
  - Царевна я, - отвечает светленькая, потом оглянулась, не слышит ли кто, и добавила шепотом: - Я на свете всех милее, всех румяней и белее.
  - Вот здрасьте! – удивилась черненькая. – Кто это сказал?
  - Пушкин.
  - Сказки! Это я – и румянее, и белее всех. Все меня так и зовут – Белоснежкой.
  - Где-то я про тебя слышала… - наморщила лоб Царевна.
  - Братья Гримм рассказали про меня всему свету. Кстати, мы с тобой подозрительно похожи, прямо как сестры…
  - …по несчастью! – подсказала Царевна.
  - Скажи мне, сестра по несчастью, - не унималась Белоснежка, - как ты оказалась в этом страшном, дремучем лесу?
  - Злая мачеха велела: весть, говорит, царевну в глушь лесную и, связав ее, то есть, меня, живую, под сосной оставить там на съедение волкам.
  - Аналогичный случай, - вздохнула Белоснежка. – Хорошо еще, что егерь оказался милым человеком, не послушался моей злой мачехи, сжалился надо мной и отпустил.
  - Вот и моя Чернавка: не кручинься, говорит, Бог с тобой, а сама пошла домой.
Девочки обнялись и заплакали. Под рябиновым кустом тоже кто-то всхлипнул.
  - А нет ли у твоей злой мачехи волшебного зеркальца? – продолжала допытываться Белоснежка.
  - Как же! Ей в приданое дано было зеркальце одно. Оно-то и подзуживало: «А царевна все ж милее, все румяней и белее…».
  - Один к одному. Меня тоже говорящее зеркальце выдало. «Белоснежка, говорит, в тысячу раз красивее». Жаль, что я его не разбила, когда маленькая была.
  - Какая ты отчаянная! – восхитилась Царевна. – А вот я – нраву кроткого такого…
  - Ладно, сестра, мачехи наши отсюда далеко, бояться нечего. Да здравствует свобода! Ну, куда пойдем?
Девочки внимательно огляделись, заметили тропинку, ведущую вдоль леса, по опушке, да и пошли по ней, куда глаза глядят. Алиса выбралась из-под своего куста и потихоньку пошла вслед за ними.
  - До зари блуждать не будем, - говорила Царевна, заплетая косу. – Тут, я знаю, неподалеку есть терем, а в нем живут семь…
  - Гномов? – обрадовалась Белоснежка.
  - Каких еще гномов, что ты! Семь богатырей!
  - А кто это – богатыри?
  - Ну, это… такие большие гномы.
  - Не-е-ет, к большим гномам я не пойду, - покачала черными кудрями Белоснежка. – Мне и с маленькими хлопот хватит, всех обстирать, всех накормить. И потом гномы – они, как дети, хотя и старички. А эти твои, как их… богатыри… еще приставать начнут. Их семеро, а нас…
  - Что ты! Они молодцы четные. А я им так и скажу: всех я вас люблю сердечно, но другому я навечно отдана, мне всех милей королевич Елисей! А у тебя, сестрица, есть жених?
  - Пока нет, но вот-вот должен объявиться. Однажды будет проезжать через этот лес прекрасный принц, остановится переночевать у гномиков, ну и… сама понимаешь…
  Девочки присели на пенек и размечтались каждая о своем женихе. Теперь Алиса слушала их разговор, укрывшись за соседней сосной.
  - Жаль только, - вздохнула Белоснежка, что пока они нас найдут, нам придется изрядно потрудиться по хозяйству.
  - Это ничего, - возразила Царевна, - это не страшно, приберу и приготовлю, братьям я не прекословлю. Вот только… уж очень мне не хочется, чтобы Елисей увидел меня в гробу!
  - Но гроб-то хрустальный! – напомнила Белоснежка. – Меня мои гномики в простой стеклянный  уложат, и то ничего.
  - Представляю, как мы будем выглядеть, - снова залилась слезами Царевна. – Ты не знаешь, сколько хоть лежать придется? В моей сказке об этом не слишком ясно сказано: «Как же долго я спала…».
  - Долго – понятие растяжимое, - согласилась Белоснежка. – Вон Спящая красавица вообще сто лет пролежала, пока принц за ней не приехал. Прикинь, он ей в праправнуки годится.
  - Ах, мне дурно! – прошептала Царевна и рухнула в сыру-траву.
  - Эй, сестра! Ты что! Рано падать, мы же еще  яблок не попробовали.
  Тут Алиса не стерпела и вышла из своего укрытия.
  - Девочки! – сказала она строго, как говорит мама, когда Алиса ее не слушается. – А вы моете яблоки перед тем, как съесть?
  Царевна с Белоснежкой потупились и промолчали.
  - Так я и думала, - еще строже сказала Алиса. – Вы поступаете очень, очень неосмотрительно. Мама говорит, что фрукты надо непременно мыть перед едой, а то отравишься микробами!
  Пока Алиса «воспитывала» девочек, в лесу опять что-то зашуршало, зашумели деревья, затрещали кусты, и из чащи на опушку выбрались с разных сторон две сгорбленные старухи в черных одеждах, одна с клюкой, другая – с посохом. В  руках у обеих было по яблоку.
  - А вы почему до сих пор в лесу прохлаждаетесь? – зашипели старухи. – Ну-ка, марш по местам, ты – в домик, ты – в терем!
  - Счас! – сказала Белоснежка. – Вас забыли спросить.
  - Я вот богатырей как кликну, узнаете тогда, как всякой отравой угощать, - осмелела и Царевна.
  Старухи от неожиданности уронили яблоки в траву, где их тут же подобрали пробегавшие мимо ежики.
  - Ладно, ладно, - примирительно проворчала одна из них. – Гуляйте пока, но учтите: чем позже вы отравитесь, тем дольше просидите в девках со своими, - тут она злорадно хихикнула, - гномиками.
  - Мы же вам как лучше хотели, - добавила другая. – Через эту отраву все молодые девицы замуж выходят. Вместо того, чтобы спасибо матерям сказать… А, да ну вас совсем…
  Старухи плюнули на две стороны и пропали, будто их и не было.
  Девочки растерянно переглянулись.
  - Может зря мы старушек обидели? – усомнилась Царевна.
  - Ничего не зря, - топнула ногой Белоснежка. – Сколько можно травиться этими яблоками и спать потом, как убитые! Надоело!
  - Куда ж нам теперь?
  - А давайте сбежим в какую-нибудь другую сказку! – предложила Алиса, которая с появлением старух от страха спряталась за большой дуб, а теперь снова вышла и с умным видом встала перед сестрицами.
  - Если в «Красную Шапочку», то я не согласна. Только-только от волка спаслась… - замахала руками Царевна.
  - Кстати, как вы думаете, - задала Алиса давно мучивший ее вопрос. – Вот эта девочка, Красная Шапочка, она, вообще, умная или как?
  - По-моему, не очень, - пожала плечами Белоснежка. – Разве умная девочка станет называть волка «бабушкой»?
  - Бабушка у них тоже… - подхватила Царевна. – Кто же, живя на опушке леса, закрывает дверь на веревочку?
  - Да, странная семейка, - согласилась Алиса. – И потом, неужели нельзя было купить девочке зеленую шапочку?
  - Зеленую? – хором переспросили сестрицы-красавицы.
  - Ну, да! Тогда бы волк ни за что ее не заметил, и девочка, то есть Зеленая Шапочка, спокойно дошла бы до своей бабушки, накормила ее пирожками, и та сразу бы выздоровела. Хотя… разве от пирожков выздоравливают? Мама говорит, что от них толстеют. Лучше бы она бабушке микстуру какую-нибудь снесла!
  - Нет, эта сказка нам не подходит, - заключила Белоснежка.
  - Может, махнем в «Русалочку»?
  - Ой, я плавать совсем не умею, я там сразу утону, - испугалась Царевна.
  - Ну, тогда в «Дюймовочку».
  - Жить под землей с мышами и кротами? Ни за что! – замотала головой Белоснежка.
  - О, я знаю, в какую сказку мы убежим! – воскликнула Алиса. – «Золушка» - вот самая прекрасная, самая волшебная сказка на свете! Кстати, у меня там есть знакомый паж, он проведет нас прямо на бал.
  Услышав про бал, Царевна с Белоснежкой поначалу обрадовались, но потом, видно, что-то вспомнив, сникли и только головами покачали: так-то оно так, да ведь и  там – злая мачеха, да еще и сестры – зловредины.
  - Нет уж, я лучше к своим гномикам пойду, тут недалеко осталось.
  - А я к богатырям, поживу у них, а там и Елисей за мной прискачет. Ты одна туда ступай, не печалься же, прощай!
  - Ну, как знаете, - сказала Алиса.
  Девочки по очереди, как три сестры, обнялись друг с другом и разошлись в разные стороны. Царевна пошла на восток, Белоснежка – на запад, только светлая коса и черные кудри замелькали в глубине леса, меж деревьями.

  Оставшись одна, Алиса сделала шаг, другой… и вдруг почувствовала, как ее босая ножка утопает в мягком прикроватном коврике.
  Тут она и проснулась.
  Видит: в изголовье стоят и ласково улыбаются обе ее бабушки.
  - Вставай, внученька! – говорят. – Мы тебе яблочный пирог испекли.

Поиск



Новости
2019-10-16
Отзывы на книгу «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа»

2019-08-28
Книга Светланы Шишковой-Шипуновой «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа» вышла в финал национального конкурса «Книга года»-2019.

2019-06-13
Издательство "Вече" выпустило книгу "Дмитрий Хворостовский. Голос и душа" - первую полную биографию великого русского певца