» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

АЛИСА И ДЮЙМОВОЧКА

  Однажды летом мама отправила Алису к своей тетушке, которая жила одна в маленьком домике на самом краю деревни. Вокруг домика был старый, разросшийся сад, сразу за забором лежало поле, а за ним  виднелась небольшая река, на берегу которой росли высокие деревья. Алисе в деревне очень понравилось.  Днем она гуляла в саду, рвала ягоды, нюхала цветочки, бегала за бабочками, а по вечерам, сидя у раскрытого окошка,  слушала сказки, которые ей читала тетушка.
  Своих детей у тетушки не было, и она всей душой привязалась к Алисе. Но та вскоре заскучала, и как-то раз спросила:
  - А где твои детки, когда они приедут?
  - Нет у меня деток, -  сказала тетушка.
  - Почему? – Алиса любила совать нос в чужие дела.
  - Бог не дал, - вздохнула тетушка.
  - А ты попроси у доброй феи ячменное зернышко, посади его в цветочный горшок и увидишь, что будет.
(Как раз накануне вечером они читали  «Дюймовочку»).
  - Ах, как бы это было хорошо!– улыбнулась тетушка. – Из ячменного зернышка вырос бы тюльпан (что само по себе удивительно), а в тюльпане оказалась бы  крошечная девочка, росточком  с дюйм…
  - А  что такое дюйм? – тут же спросила Алиса.
  - Дюйм – это такая мера длины. В одном дюйме всего-то… - тетушка не могла припомнить, поэтому взяла с полки какую-то книгу, полистала и, наконец, объявила: - …чуть больше 25 миллиметров. Поверь мне, что это очень, очень мало. Примерно, как твой мизинчик. Вот какая кроха была эта девочка,  потому ее и назвали – Дюймовочка. Хотя, сказать по правде, Ганс Христиан Андерсен, сочиняя эту сказку, дал ей сначала совсем другое имя.
  - Другое имя? –  заинтересовалась Алиса.
  - Сначала он назвал ее Лизой. Лизок-с-вершок.
  - А что такое вершок?
  - Ну… почти то же, что и дюйм, только по-русски.  Словом,  Маленькая Лиза, Крошка Лиза.  А уж потом  все стали называть ее Дюймовочкой.
  - Надо же, сколько имен у одной маленькой девочки! -  подивилась Алиса.
  На подоконнике в кухне стоял  цветочный горшок, в котором росло несколько тюльпанов, все они уже отцвели, и только на одном стебельке еще качался нераскрытый нежно-розовый бутон. Алиса стала сама  поливать  цветок и всячески за ним ухаживать – то передвинет его поближе к солнышку, то укутает занавеской, и все время с ним разговаривает.
  - Миленький, хорошенький тюльпанчик, ну, когда же у тебя народится маленькая девочка?
  Но лепестки у тюльпана были по-прежнему плотно сжаты, а сам он стыдливо клонил набок свою головку.
И вот однажды под утро Алиса проснулась от того, что услышала какой-то стук со стороны кухни. Она вскочила с кровати и побежала на этот стук. Уже светало, и Алиса увидела отворенное настежь окно кухни и трепещущий на ветру  тюльпан. Он был совсем раскрыт, так что стал похож на круглую чайную чашечку. Алиса заглянула внутрь,  но на дне чашечки ничего, кроме черно-желтого ободка, не было. Она ощупала руками землю в горшочке – ничего, пошарила по влажному подоконнику, но под руку ей попался только отлетевший розовый лепесток.
  Алиса была совершенно уверена, что этой ночью, наконец-то, родилась на свет Дюймовочка. Только где же она? Куда подевалась? Подставив табуретку, Алиса влезла коленками на высокий подоконник и хотела выглянуть во двор, чтобы проверить, не выпала ли туда маленькая девочка. За этим опасным занятием ее и застала тетушка.
  - Что ты, что ты! – всполошилась она, снимая Алису с подоконника и закрывая окно. - Что ты здесь делаешь в такую рань? Еще и солнышко не взошло!
  - Где моя Дюймовочка? - хлюпала носом Алиса.
  Тетушке стоило больших трудов уговорить ее вернуться в свою кроватку и поспать еще немного. Но Алиса никак не могла уснуть, а все ворочалась с боку на бок и думала о своем цветке и о бедной маленькой девочке, которая, быть может, замерзает сейчас в саду в это прохладное и ветреное утро.
  И Алиса твердо решила, что, как только встанет солнышко, отправится ее искать, ведь она уже догадалась, чьи это проделки.

  …Настало утро. Выпив стакан парного молока от соседской коровы, Алиса тихо, чтобы не заметила тетушка, вышла за калитку и бегом побежала к реке.  У самого берега, в небольшой камышовой заводи плавали кувшинки, прыгали маленькие, зеленые лягушки и далеко вокруг разносилось:
  - Ква-ква-ква! Ква-ква-ква! Ква-ква-ква!
  - Милые лягушечки, – обратилась к ним Алиса, – вы не видели здесь маленькую-премаленькую девочку, примерно с мой мизинчик?
  - Ква-ква-ква! – важно проквакала  самая большая лягушка. – Как же, как же, я, кажется, своими глазами видела (тут она очень сильно выпучила глаза), как  ее тащила в своих лапах мадам Жаба.
  - Так я и знала! – воскликнула в сердцах Алиса. – А где живет эта мадам Жаба?
  - На самом дне, в топкой и вязкой тине.
  Не успела Алиса подумать, можно ли ей залезть в эту тину и что по этому поводу скажет тетушка, как  из воды показалась сама  мадам Жаба, большущая, мокрая и безобразная.
  - Коакс, коакс, брекке-кекс! Кто тут меня спрашивает? Чего надо?
  - Признавайтесь, это вы прыгали ночью по нашему подоконнику? – строго спросила Алиса. – Там ваши следы.
  - Может, и я, а что, нельзя?
  - Разве вас не учили, что лезть в чужие окна - нехорошо?
  - Коакс, брекке-ке! Вот тебе на! Я об этом ничего не слышала. 
  - Значит, это вы похитили чужого ребенка?
  - Коакс, брекке-ке-кекс! Я-то думала, что это –  не ребенок, а жабенок,  вернее сказать, жабочка, маленькая, хорошенькая жабочка! Какая мать не мечтает найти для своего сына невесту получше!
  - Да вон их сколько прыгает, - сказала Алиса, – прямо  лягушки-царевны. А  Дюймовочка не за тем на свет родилась, чтобы в вашей заводи пропадать.  Признавайтесь, где вы ее прячете?  
  Жаба надулась так, что чуть не лопнула.
  - Честное земноводное, нигде не прячу. Дело было так. Посадила я ее на лист кувшинки и велела подождать, а сама за сыночком нырнула.  Возвращаюсь – ее и след простыл! Уплыла! Увели прямо из-под носа! Вот такой коакс, коакс, брекке-ке… А уж как мой бедный сынок, мой жабенок  горевал, как меня попрекал: что ж вы, мамаша, говорит, не могли вместе с ней нырнуть?
  Представив, чем это ныряние могло кончиться для Дюймовочки, Алиса перестала ругать Жабу (все-таки она была не так глупа, как ее сынок) и поспешила к кувшинкам, чьи широкие зеленые листья плавали на поверхности воды.

  - Милые кувшиночки, - обратилась она к ним. – Не с вами ли  уплыла маленькая-премаленькая девочка, величиной с мой мизинчик?
  - С нами, с нами, - прошелестели кувшинки. – Прелестный, прелестный цветочек! Только она недолго, недолго с нами плыла. Мимо как раз летел Майский жук, подхватил ее и унес, унес…
  - Но куда, куда? – взмолилась Алиса.
  - Не знаем, не знаем… - уплывая, отвечали кувшинки.

  Алиса остановилась и задумалась.
  «Жуки, кажется, живут на деревьях, - рассуждала она сама с собой. – Но тут очень много деревьев. Как же я узнаю, на каком из них живет Майский жук?  И почему он майский, если сейчас июнь? Надо будет спросить об этом у тетушки».
  Она стала ходить меж деревьев, что росли у реки, и у каждого из них спрашивать, не знают ли они Майского Жука, который унес из заводи маленькую девочку. И деревья, шевеля и шелестя ветками, охотно  с ней беседовали. Кто знавал жука-короеда, кто – жука-точильщика... И только большой дуб, что рос дальше всех от реки, на самом краю поля, вспомнил, что прилетал сюда один жук и в щупальцах у него была совсем маленькая девочка, тоненькая, как веточка, нежная, как листочек, прелесть, какая хорошенькая.
  - Поглазеть на нее слетелось все семейство майских жуков, - поведал со скрипом дуб. – Долго они ее рассматривали и  решили, что она совсем не похожа на майского жука, ведь у нее всего две ножки, а надо никак не меньше трех пар, и усиков у нее нет, и рожек, в общем, сказала родня, она совсем некрасива, просто безобразна!
  - Сами они на людей не похожи! – крикнула Алиса. – Сами они безобразные!
  - Чего это вы обзываетесь? – вдруг раздался сверху тихий, шуршащий голос.
  Задрав голову, Алиса увидела большого жука, зацепившегося пушистыми лапками за ветку и висящего вниз головой. У него был блестящий, с  зеленоватым отливом панцирь. В другой раз Алиса сочла бы его даже красивым. Но сейчас она была очень, очень сердита.
  - А зачем вы маленьких девочек похищаете?
  - Но я… но у нее… были такие прозрачные ручки и ножки, что я принял их за две пары крылышек, - признался Майский Жук.  – Спасибо, родня подсказала, что она мне совсем не пара.
  - Сами вы ей не пара! Не для того она на свет появилась, чтобы со всякими жуками водиться!
  - Но я поступил с ней честно, - чуть слышно прошелестел Майский Жук, – отпустил на все четыре стороны.
  - Как именно вы ее отпустили? – решила уточнить Алиса.
  - Сбросил вниз, на траву.
  - Да-да-да, - подтвердили  снующие в траве муравьи. – А  мы тут как тут, подставили сухой листик и поймали ее, а то ведь могла и разбиться.
  Алиса представила эту ужасную картину, и сердце ее сжалось от жалости к Дюймовочке, которой выпало столько испытаний за одно утро.
  Муравьи, между тем, продолжали:
  - Бедняжка долго сидела в траве, которая закрывала ее с головой, и плакала. Неужели, говорит, я и вправду такая безобразная?  Но мы ее, как могли, успокоили, сказали, что она прекрасна, что она красивее всех насекомых на свете!
  - Нечего сказать, успокоили… Надеюсь, никому из вас не пришло в голову на ней жениться? А то здесь у всех только это и на уме.
  - Нет, нет, - зашуршали муравьи, - летом нам не до женитьбы, надо припасы на зиму заготавливать.
  - Значит, и у вас ее нет?  Где же она теперь?
  - Поищи-ка ты Полевую Мышь, может, она что-то знает, - прошуршали на прощанье муравьи и расползлись по своим делам.

  Алиса пошла по кромке поля, сплошь покрытого одуванчиками.  Идти пришлось не так уж далеко. Мышь сидела у своей норки и грелась на солнышке.
  - Здравствуйте, госпожа Полевая Мышь! – поклонилась ей  Алиса. – Скажите, не у вас ли маленькая-премаленькая девочка, которую сначала похитила Жаба, потом унес Майский Жук, а потом…
  - Была у меня, - пропищала мышь. – Только я ее не похищала, она сама ко мне пришла. Замерзла, проголодалась, вот и пришла. Ничего не скажу о ней плохого, работящая, как мышка, всю норку мне подмела, убрала, все запасы перебрала, от шелухи очистила. Но и я к ней с добром, обогрела, накормила. Замуж ее хотела отдать за богатого соседа. А она, неблагодарная, сбежала!
  - Когда же это она успела норку вашу убрать, все запасы перебрать, от шелухи очистить и… сбежать?
  - В сказке время летит быстро, - заметила Полевая Мышь. – Вот и она улетела. Села верхом на какую-то полумертвую птицу и – фьюить! 
  - Ласточка! – воскликнула Алиса. – Это была ласточка!
  - Может, и ласточка, я птиц не различаю. Птицы в небе, а мы под землей.  Ох, и натерпелась же я потом упреков от соседа Крота! Зря, говорит, только на свадьбу потратился…
  - Какую еще свадьбу! – топнула ногой Алиса. – Не для того Дюймовочка на свет родилась, чтоб в подземелье прозябать. А сосед ваш сам виноват. Разве он не видел, на ком женится?
  - Ясно, не видел. Он же слепой.
  - Кроты все, что ли, слепые?
  - Практически да, все. Зато какие бархатные шубы они носят!

  Но Алиса уже не слушала Полевую Мышь, она бегом бежала назад, к дому. На заднем дворе у стены стояла лестница, Алиса быстро взобралась по ней на чердак, где пахло сухой травой и мятой, и уселась  у маленького окошка, ждать ласточку. Здесь, под крышей было у нее уютное гнездышко. Ждать пришлось недолго.
  - Тви-вить, тви-вить! – вдруг раздалось над ее головой.
  Это ласточка влетела в окно чердака и испуганно заметалась под крышей.
  - Милая Ласточка, - бросилась к ней Алиса. – Не бойтесь, я не сделаю вам ничего плохого. Скажите только, не с вами ли улетела Дюймовочка?
  - Тви-вить, тви-вить! Со мной, со мной!
  - Значит, это вы спасли ее!
  -  Нет, это она меня спасла! Ведь я поранила крылышко о терновый куст и почти уже умерла, а она принесла мне воду в цветочном лепестке, укутала сухими былинками, вот я и ожила… Если бы не она, я никогда больше не увидела бы солнышка.
  -  Она и сама бы его не увидела, если б не вы, - сказала Алиса. - Тут столько всяких жаб, жуков и кротов – и все хотят жениться на Дюймовочке! Будто не видят, что она – все-таки человек, хотя и очень маленький.
  - Тви-вить, тви-вить, так ведь… потому, что она такой маленький человечек – ростом как раз с жука или с мышку,  все они и принимают ее за свою, - объяснила умная Ласточка. – Но ты на них не сердись. Это ведь еще не конец сказки. А в конце все устроится очень хорошо, и Дюймовочка встретит как раз того, кто ей нужен.  
  - Вы унесли ее в Страну эльфов!
  - О, это был чудесный полет! Твить-вить, твить-вить! Дюймовочка,  увидела мир с высоты, и он ей очень понравился.  Ведь сверху все кажется совсем другим – и поле, и лес, и речка, а уж мышей, жуков и лягушек оттуда и вовсе не разглядеть. Мы полетали, полетали, покружились, покружились и, наконец, приземлились в прекрасном саду, посреди  зеленых деревьев и ярких цветов, благоухающих всеми ароматами. Там она встретила короля эльфов и осталась с ним.  Думаю, она счастлива.
  - Значит, я так никогда ее и не увижу… - грустно сказала Алиса.
  - Почему? Как раз сегодня я собираюсь навестить их в том чудесном саду.  Хочешь со мной?
  У Алисы даже дух захватило от радости. Ах, как бы она хотела полететь с ласточкой в Страну эльфов!
  - Но… разве вы поднимете такую большую девочку, как я? – усомнилась Алиса.
  - Тви-вить, тви-вить! – весело пропела Ласточка. – Тебе не придется никуда лететь, стоит только спуститься по лестнице вниз и пробежать по дорожке вон до той клумбы с цветами.
  - Да ведь это тетушкин сад! – разочарованно протянула Алиса.
  - Чудесное всегда рядом с нами, - прощебетала Ласточка. – Надо лишь повнимательнее присмотреться.
  Алиса спустилась в сад и побежала туда, куда указывала летящая  впереди Ласточка. И вдруг прямо перед собой она увидела два чудесных, крупных, белых цветка. Странно, что она их раньше не замечала!  Ласточка спустилась совсем низко и тронула клювом один из цветков, он тотчас раскрылся, и Алиса увидела маленькую девочку с кукольным личиком и длинными  светлыми волосами. Ласточка клюнула второй цветок, и тот тоже раскрылся, а из него выглянул такой же маленький мальчик с такими же светлыми и длинными волосами. У обоих на головах сияли крошечные золотые короны, а за спиной развевались легкие, прозрачные крылышки.
  - Знакомьтесь, – шепнула Ласточка. – Король и Королева эльфов!
  - Значит, эльфы и вправду существуют? – также шепотом спросила Алиса.
  - Как видишь! Твить- вить! – и Ласточка, покачав на прощанье крылом, взвилась в небо.
  - Ой, какие вы маленькие! – продолжала шептать Алиса. – Ой, какие вы хорошенькие!
  Ей казалось, что в присутствии таких хрупких и нежных созданий, как Эльф и Дюймовочка, даже разговаривать громко не следует. Она  протянула вперед руки, и  влюбленная парочка легко спланировала на ее раскрытые ладошки.  Эльф вынул из крошечного футлярчика крошечную скрипочку и заиграл на ней  прекрасную мелодию, а Дюймовочка… впрочем, теперь она звалась Майя (так вздумалось Королю эльфов) стала танцевать прямо на руке у Алисы, щекоча и укалывая острыми каблучками ее ладошку.   
  - Она и петь умеет! – похвастался  Король эльфов. – Такого нежного, красивого голосочка, как у моей Майи, нет ни у кого в целом свете! Спой же, душа моя!
  И крошечная юная Королева запела. Это  была самая чудесная песня, которую только слышала Алиса. Все цветы в саду тут же повернули к ней свои головки, все бабочки и стрекозы слетелись к ней и окружили  разноцветным, трепещущим хороводом.  Услышав ее ангельский голосок, звенящий, как серебряный колокольчик, замерли кусты и деревья и удивленно смолкли птицы. А когда пенье закончилось, весь сад зашелестел листвой, зашумел ветвями и залился птичьим трелями,  аплодируя  Королеве. 
  - Вижу, ты и вправду счастлива, –  сказала  Алиса, довольная всем увиденным. –  Теперь я знаю, что даже самая маленькая на свете девочка может стать настоящей королевой!
  - Ох, - улыбнулась  Дюймовочка, - это было совсем непросто. Прежде  пришлось побывать и в воде, и под землей, и в небе, натерпеться страху и изрядно потрудиться. Зато теперь я могу целыми днями беззаботно летать и петь в этом чудесном саду вместе с моим милым Эльфом.
  Счастливые влюбленные  легко вспорхнули с Алисиных ладошек, и стали, весело болтая, перелетать с цветка на цветок, а вскоре и вовсе пропали из виду…  

  За завтраком, доедая пышные оладушки, Алиса спросила у тетушки:
  - А что стало с той женщиной?
  - С какой женщиной?
  - Ну, с той, из «Дюймовочки», у которой жаба утащила девочку…
  -  Должно быть, она очень по ней тосковала и плакала, и все никак не могла ее забыть…
  - И больше она никогда-никогда ее не видела?
  - Никогда-никогда, - вздохнула тетушка.
  С тех пор  Алиса про Дюймовочку уже не спрашивала, слушала и  читала другие сказки.  А когда уезжала домой, незаметно положила в цветочный горшок, что стоял на подоконнике, маленькую куколку,  завернутую в кружевной платочек.
  Когда тетушка, спустя два дня, нашла ее, она была очень растрогана, сшила куколке красивый наряд, посадила на столик и назвала Лизой.
  И стали они вместе ждать следующего лета.

Поиск



Новости
2019-10-16
Отзывы на книгу «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа»

2019-08-28
Книга Светланы Шишковой-Шипуновой «Дмитрий Хворостовский. Голос и душа» вышла в финал национального конкурса «Книга года»-2019.

2019-06-13
Издательство "Вече" выпустило книгу "Дмитрий Хворостовский. Голос и душа" - первую полную биографию великого русского певца