» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

Ответы на вопросы начинающих журналистов

Что важнее - теория или практика?

Проходя стажировку в местных СМИ,  неоднократно слышала мнение, что "в университете нас не учат, а только портят". Что после нескольких лет обучения на "конвейере" мы становимся одинаковыми и банальными, теряем индивидуальность. Так ли это?

Галя, 4 курс, отделение журналистики.


Знаю я эти разговоры. Ведут их обычно те, кто сам не удосужился получить журналистского образования. Такие есть в любой редакции - выходцы из других профессий. У некоторых из них просто комплекс неполноценности по отношению к дипломированным журналистам, вот они и говорят, что научить журналистике нельзя, главное, мол, практика.
Это неправда.  Практика, конечно, хорошо, но без должного образования ваш профессиональный уровень останется примитивным.
Вообще, спор о том, что важнее - теория или практика, так же стар и так же бессмыслен, как и выяснение вопроса, что было раньше - яйцо или курица.
За свою почти 30-летнюю газетную практику я знала немало выпускников журналистских факультетов МГУ, ЛГУ, Уральского, Ростовского университетов, которые, окунувшись в редакционную среду и поварившись в ней год-два, становились первоклассными журналистами.
Большинство самых известных и самых успешных российских  журналистов имеют профессиональное образование, и каждый из них - яркая творческая индивидуальность. Какой же тут «конвейер»?
А все эти наезды на выпускников журфаков, впервые переступающих порог редакции, - своего рода редакционная «дедовщина». Не обращайте на нее внимания, учитесь, набирайтесь знаний, побольше читайте, а приобрести практический опыт еще успеете.
                                                                          


Как стать «звездой»?


- Как устоять перед соблазном «затмить» своего собеседника и самому стать героем дня? Многие мои  знакомые, которые хотят стать журналистами, именно такую причину и называют: «Хочу стать звездой!»

Маришка                      

Если вы не можете устоять перед соблазном «затмить» собой  собеседника, точно так же вы не устоите перед другими соблазнами - взять с собеседника деньги за интервью,  написать заведомую неправду, потому что за нее хорошо заплатят и т.д.   Все это дискредитирует нашу профессию.
На самом деле журналистика - серьезная  профессия для серьезных людей, умеющих  мыслить, анализировать, формулировать и излагать. Журналисту пристало быть «властителем дум».  А тому, кто хочет стать «звездой»,  надо идти  не в журналистику, а в шоу-бизнес.

                   

Как не стать ангажированным?

- Вопрос, который мучает меня уже долгое время: как не стать ангажированным, если все СМИ города так или иначе ангажированы? Хочется уйти в «нейтральные воды» - культуру, образование, а периодически все равно приходится делать «джинсу». Всё нутро восстает против этого, но в противном случае можно остаться без работы. Почему у нас мешают журналистику, рекламу и PR, и в противовес кодексу профессиональной этики я не могу отказаться от редакторского задания, которое противоречит моим принципам?

                                                               Михаил, студент, стаж работы журналистом 2 года.

Дорогой Михаил!  Это извечная проблема отечественной журналистики. В советское время наша пресса зависела от идеологии КПСС. В нынешние  времена  место идеологии заняли деньги: кто платит, тот и заказывает музыку. Вы исходите из представления о «свободе творчества»,  а ее на самом деле не существует. Даже писатель, вольный писать о чем угодно,  при   попытке опубликовать написанное тут же попадает в зависимость от издательства, от конъюнктуры книжного рынка и т.д.
Еще Маркс сказал: жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.
Но то, что «всё нутро восстает» против такого положения вещей, уже хорошо. Это говорит о вас  как о человеке, по крайней мере, честном и  совестливом, что само по себе дорогого стоит и редко в наше время встречается. 
Что же вам делать? Самый простой совет: возьмите себе пару-тройку псевдонимов и подписывайте ими те материалы, под которыми вам не хотелось бы ставить свое имя.  А свое оставьте для тех материалов, за которые вам не стыдно перед родными, друзьями и просто читателями.
При этом вы должны понимать, что сейчас у вас идет период ученичества и вам пока поручают самую «черную» и неблагодарную работу. Через это надо пройти, и это, кстати, отнюдь не бесполезный опыт. Ремесло журналиста как раз и предполагает умение написать материал на любую заданную тему в любом заданном жанре и  в любой заданный срок.  Если вы это умеете - вы профессионал. Даже заказной материал можно сделать мастерски. Разве врач лечит только тех больных и те болезни, которые ему больше нравятся?
А путь к  личной независимости журналиста только один - совершенствование профессионального мастерства.   Чем дольше и упорнее вы будете работать, тем скорее достигните той планки в профессии, за которой  начинается  относительная свобода. «Мэтрам» в журналистике уже никто ничего не диктует и не навязывает, их могут только просить.  Говорят, что первую половину жизни человек работает на свое имя, а вторую половину - имя работает на человека. Это правда, по себе знаю.
Желаю и  вам достичь этого уровня как можно скорее!


Как быть с объективностью?

- Если, как вы говорите, надо писать неравнодушно и эмоционально, как же быть с объективностью? Ведь не перейти за грань беспристрастной оценки событий иногда тоже очень важно?
                  
                                                Галя Трунцова, студентка 4 курса факультета журналистики.


Давайте разберемся в терминах. Беспристрастность и бесстрастность -  это все-таки разные вещи. Беспристрастность  - это и есть объективность. Тогда как бесстрастность - это бесчувственность. Журналист обязан быть объективным. Но должен ли он быть бесчувственным?  Да, такие журналисты есть. Они даже о теракте в метро могут сообщить  бодрым, бесстрастным  голосом. Но люди не любят таких журналистов. Гораздо больше они доверяют тем, кто умеет сопереживать чужой радости, сочувствовать чужому горю, кто способен поставить себя на место своего героя и понять, что он чувствует. Иными словами, журналист, сколько бы он ни повидал на своем журналистском веку плохого и хорошего, должен оставаться человеком. Это этическая, моральная сторона нашей профессии.
А проблема объективности на самом деле в другом.  Мне кажется, Галя немного путает человеческую заинтересованность журналиста  с авторской тенденциозностью. А что такое тенденциозность? Это когда автор заведомо берется  представлять и отстаивать какую-то одну сторону в спорной, конфликтной ситуации - будь то идейные  разногласия, имущественная тяжба или криминальные разборки.  Причиной этого может быть как ангажированность автора, так и простая его нерадивость, нежелание или неумение выслушать все стороны, проверить все факты, взвесить все «pro» и  «contra» (об этом, кстати, написано в пособии «Курочка Ряба»).
Тенденциозность, ангажированность автора, так же, как его профессиональная недобросовестность, нерадивость - безусловная помеха объективности.
Человеческое неравнодушие, или лучше сказать - душевность журналиста - не только не помеха, но  гарантия того, что автор не абы как, не формально, а глубоко и тщательно (читай: объективно) разобрался в ситуации.


 

Можно ли жертвовать качеством?

Как быть, когда нужно писать очень быстро? Можно ли жертвовать качеством? 


                                                                                                                                        Маришка

Даже у самых великих писателей  литературное наследие не состоит из одних шедевров.   Есть вещи выстраданные, выписанные, гениальные, а есть - проходные, мимолетные, сырые.  Есть «нетленка», а есть - откровенная халтура, написанная ради заработка или какой-то иной  надобности.
Алексей Толстой, будучи уже известным писателем, признавался в письме  Ивану Бунину:  «Подрабатываю на стороне и честно, и похабно…»  Подобные признания найдем и у Пушкина, и у Чехова, и у многих известных писателей советской эпохи.
Что уж говорить о журналистах! Сам темп  работы заставляет порой халтурить, писать на скорую руку. Главное, чтобы халтура не стала вашей натурой.  Чтобы вы различали «текучку» и  те материалы, которые  создают лицо вашего издания и делают вам имя в журналистике. Над  такими материалами нельзя  работать в спешке, левой ногой. Лучше не сдать в срок, но написать как следует.  Хороший материал  пусть позже, но все равно опубликуют. А опубликованная вовремя халтура радости ни автору, ни редакции  не принесет.
Лучше, конечно, чтобы халтуры в вашей журналистской практике не было вовсе.  Если хотите стать хорошим журналистом (тем более «звездой» журналистики!), не давайте себе поблажки, учитесь писать и быстро, и качественно.


 

Полезно ли журналисту вести дневник?

А хорошо ли начинающему журналисту вести личный дневник? И может ли быть журналистом человек, который больше предпочитает находиться в одиночестве, чем в обществе людей?
                                                        
                                                                       Айкуи Мардонян, девятиклассница.


Любое писание - будь то дневник, письмо или школьное сочинение - полезно, так как тренирует способность  излагать свои мысли на бумаге, дает языковую практику.  Дневник хорош еще тем, что приучает к систематическому, изо дня в день, записыванию своих мыслей, чувств, переживаний, оценок происходящего - совсем не лишний опыт для  будущего журналиста. 
Другое дело, что опыт этот, как правило, ограничивается возрастом юности. Человеку взрослому бывает уже не до дневника. Журналисту в особенности. Я никогда не встречала журналиста, который бы, отписавшись в номер, вечером сел за личный дневник. Скорее он сядет отписываться в следующий номер. Нет, журналисты, как правило, не ведут дневников. По той же причине, по которой сапожники ходят без сапог. 
Что касается  состояния одиночества,  то подозреваю,  что его любят все, или очень многие журналисты, но… только после того, как вынырнут из гущи  людей и событий, в которую ежедневно погружаются с головой, чувствуя себя при этом как рыба в воде.  Коммуникабельность, умение общаться с самыми разными людьми  - это профессиональная обязанность журналиста, от которой ни отлынить, ни увернуться никак невозможно.
Что же вам делать?  Делайте то, к чему сегодня лежит у вас душа и сердце. А время все расставит по своим местам. 
Возможно,  склонность к одиночеству и рефлексии у вас возрастная (не удивлюсь, если  вы и стихи пишете)  и по мере взросления  пройдет. Тогда ничто не будет препятствовать вашим занятиям журналистикой.
Если же это глубинное свойство характера и с возрастом останется, а то и усугубится,  я бы советовала вам заняться  не журналистикой, а литературой. В отличие от журналистов большинство  писателей ведут личный  дневник, часто он становится впоследствии самостоятельной литературной ценностью. (Кстати, очень советую вам прочитать знаменитый Дневник Марии Башкирцевой).
Само творчество писателя протекает в одиночестве, в тиши кабинета. Другое дело, что стать писателем, что называется, со школьной скамьи очень трудно, почти невозможно, элементарно не хватит жизненного опыта. А вот начать с журналистики, набраться такого опыта, а уж потом попробовать себя в литературе - этот путь вполне реалистичен.
В любом случае - пишите.  Желаю вам успеха!

                                                                       
Блогеры и папарацци

- Правда ли, что блогерство отнимает хлеб у журналистики?
             
                                                                                                        Айжан Утегенова

Неправда.  Блогерство – это вообще не журналистика. Это современная форма ведения личных дневников. Прежде люди вели дневники для себя, прятали их  от посторонних глаз. Теперь дневники ведут публично, выставляя их на всеобщее обозрение.  Прежде дневник нужен был человеку, чтобы наедине с собой разобраться в собственных мыслях и чувствах, теперь, - чтобы публично высказаться, привлечь к себе дополнительное внимание, пообщаться в сети со знакомыми и незнакомыми людьми. 
Блогерство – это и есть средство массового общения, где  все участники процесса выступают на равных: я комментирую тебя, ты – меня и т.д.  
Традиционные СМИ – это  средства массовой информации, в том числе официальной, исходящей от органов власти, от различных государственных и общественных структур.  Участники этого процесса не равны. С одной стороны – редакция, с другой – читатель. Обратная связь, хотя и присутствует, но введена в жесткие рамки: вся поступающая извне информация, в том числе письма читателей и авторские статьи, подвергаются определенному отбору, редактированию и даже внутреннему цензурированию.  Редакции  отвечают за достоверность своих публикаций (отсюда обязательное требование подписи под статьей, письмом).  В  сети  такой ответственности нет, здесь каждый волен писать что ему вздумается, зачастую  анонимно,  достоверность написанного никем не проверяется. Собственно,  она и не важна, тут главное –  откровенно выраженные частные мнения, совокупность которых вполне можно считать срезом общественного мнения, пусть и не слишком репрезентативным.
К журналистике все это не имеет прямого отношения, за исключением  тех случаев, когда автор  блога – профессиональный журналист и  использует его  не в качестве личного дневника, а как дополнительный  (бесцензурный) выход к своему читателю. Это напоминает самиздат советских времен и может свидетельствовать об ограничении свободы слова в  традиционных СМИ.
Как бы там ни было, но полностью заменить  собой газеты, журналы, радио и телевидение ни блоги, ни интернет в целом с его гигантским объемом новостных (конкурирующих со СМИ главным образом в оперативности), социальных и других ресурсов, я думаю,  не сможет. 
Когда появилось кино, говорили о смерти театра. Когда возникло телевидение, стали говорить, что оно заменит и кино, и книги. Но уже более ста лет кино, театр и литература сосуществуют в одном культурном пространстве, и более полувека с ними так же мирно сосуществует телевидение. 
Надеюсь, то же самое будет происходить и с интернетом.

  

Папарацци – это зло или нет?
                                                                                                                             Айжан Утегенова

Папарацци – это зло, но зло неизбежное в условиях свободы печати. Регулятор здесь только один – личная совесть тех, кто снимает, и тех, кто печатает. Но опять же: не возьмут  скандальный снимок в печатное издание, можно разместить его в интернете. Ничего тут не поделаешь. С другой стороны, «зло» это несколько преувеличено. Люди публичные, известные, хотя и возмущаются, и в суды подают, а все же сами немало заинтересованы в том, чтобы за ними подглядывали, их снимали.  «Звезды» и вьющиеся вокруг них светские хроникеры нужны друг другу, кормятся друг от друга. Мне представляется, что куда больше деятельность  такого рода журналистов вредит  простому читателю,  приучая его подглядывать в замочную скважину, смаковать подробности чужой частной жизни. Но тут уж каждый волен выбирать сам – продуктом какой журналистики пользоваться – серьезной или развлекательной.

                                                                                            
Где интереснее работать?

- Где, на ваш взгляд, интереснее работать: в газете, на телевидении или на радио?     
                                                                                       

Наталья Черноволова

Могу сказать, где легче.  По-моему, на радио.  Потому что устная, разговорная речь (особенно сегодня, когда на радио не «вещают», как раньше, а именно разговаривают, болтают) проще и легче, нежели письменная, предназначенная для публикации. К тому же, на  радио  практически не бывает сложных тем, критики, расследований, поэтому и ответственность журналиста здесь меньше, и профессиональные риски сведены к минимуму.
Труднее всего, я думаю,  на телевидении.  Кроме умения писать, говорить, нужно освоить еще и саму телевизионную технику.  Надо хорошо выглядеть, свободно держаться перед камерой,  точно и кратко выражать свои мысли. Телевидение это, конечно, престижно, потому что делает журналиста узнаваемой, публичной персоной. Но здесь, мне кажется, труднее проявить свою творческую индивидуальность, быть не похожим на других (сегодня большинство  корреспондентов  и ведущих  ТВ – на одно лицо, с одинаковыми манерами,  речью, интонацией).  К тому же, любая телепередача – это продукт труда целой группы людей.
В газете этой проблемы нет.  Здесь  журналист  в одиночку работает над текстом, вкладывая в него всю свою индивидуальность, и ничто постороннее – ни техника, ни собственные внешние данные  и внутренние комплексы  – не примешиваются к конечному продукту. В газете высока степень ответственности журналиста за свое слово, свой текст. Высоки профессиональные риски, если журналист что-то расследует, кого-то разоблачает. Но только здесь  можно научиться по-настоящему хорошо писать, так что начинать в любом случае лучше с газеты.
Работа в газете – это чистая, без примесей журналистика. Работа на ТВ и радио – это еще и определенный артистизм, который не всякому пишущему свойствен. Скорее туда идут люди, у кого артистизм  и желание популярности первичны, а способность и желание писать – вторичны.
В то же время ничто не мешает газетному журналисту периодически выступать  на радио и телевидении, вести там какие-то передачи, участвовать в ток-шоу  и т.д., что многие наши коллеги сейчас и делают.  Сегодня вообще востребованы универсальные журналисты, которые одинаково способны работать во всех средствах информации – начиная с радио и кончая интернет-сайтами. Поэтому, обучаясь журналистике, стоит попробовать себя везде, во-первых, чтобы всему научиться, а во-вторых, чтобы для самого себя понять, что вам больше по душе.

 


Настоящий журналист – только тот, кто обличает?

- Здравствуйте! У меня такой вопрос. В свете последних событий (нападение на журналиста Кашина и других журналистов, речь Леонида Парфенова на вручении премии Листьева) я все чаще задумываюсь: настоящий журналист – это только тот, кто обличает???  Кто вступает в спор с властью???  А если я предпочитаю писать на нейтральные темы, мне это интереснее, я не касаюсь таких тем, за которые можно было бы покалечить или даже убить, - я не настоящий журналист???

                                                                                                                          Без подписи

Во всем мире  профессия журналиста считается одной из самых опасных.  Сотни журналистов погибли в последние годы в локальных войнах, межнациональных конфликтах, экстремальных ситуациях, стали жертвами наемных убийц и тех, кто был послан, чтобы «напугать до смерти», навсегда  отбить охоту писать.
Но, несмотря на все это, в журналистском сообществе всегда находятся  люди, которые готовы рисковать собственным благополучием и даже жизнью ради того, чтобы  написать правду. Откуда берутся такие смельчаки?  Что ими движет –  обостренное чувство справедливости или тщеславие и жажда сенсации? 
А откуда вообще берутся герои – не в журналистике, а в жизни – те, что воюют в «горячих точках», спасают людей во время землетрясений и наводнений, летают в космос?   Значит, такое поведение заложено в самой природе человека, значит, такие люди всегда были, есть и будут.  В том числе среди журналистов.  И отдавая им  должное, восхищаясь их мужеством, надо понимать, что именно они держат высокую планку  нашей профессии,  именно им  по праву достается  и всенародная известность, и уважение коллег, и признание (пусть вынужденное) со стороны властей.
Но в журналистике, как и в жизни, далеко не все способны быть героями.  Этого и не требуется. Я уже говорила, отвечая на вопрос  «обязательно ли журналисту иметь талант», что  журналистика – профессия массовая, а талант – вещь все-таки штучная. Так же и с геройством. Не у каждого хватит мужества, смелости,  профессионального азарта, чтобы лезть в самое пекло, чтобы, рискуя навлечь на себя неприятности, разоблачать и обличать «плохую власть». И  разве  только власть? А  недобросовестный  бизнес? А криминальные структуры? А коррупционные схемы в  образовании, медицине, социальной сфере? А мафию в спорте, в шоу-бизнесе и т.д.?
 Уж казалось бы, экология – нейтральная тема, а история с Химкинским лесом и покушением  на Олега Кашина показала, что и она может обернуться политикой и риском  для жизни. Не каждый журналист готов к таким подвигам.
Речь Леонида Парфенова при вручении премии Листьева, будь она произнесена в пору широкой гласности, никого бы не удивила, осталась бы незамеченной.  Но сегодня  она прозвучала как откровение. А ведь  Леонид Парфенов всего лишь напомнил коллегам об их  профессиональном долге  – говорить правду.  Журналист – не пиарщик для власть имущих и не орудие уничтожения тех, кто властям неугоден.  Не можешь сказать правду – хотя бы не лги. Лучше промолчи.
Да, конечно, можно быть хорошим журналистом, и не касаясь тем, связанных с политикой. Ведь в журналистике важно, не что написано, а как. Можно и о самых простых и безобидных вещах писать  талантливо, увлекательно, ярко и быть интересным определенному кругу читателей.
Но если работать в журналистике честно, острых тем не избежать, потому что они на каждом шагу, и, собственно, миссия журналиста в том и состоит, чтобы видеть проблемы, вскрывать их, способствовать их решению. Выбирая профессию журналиста, надо отдавать себе в этом отчет и быть к этому готовым.  Никто не заставляет вас критиковать Кремль, если вы сами этого не хотите. Но где границы вашего личного допуска к острым темам?  За простого человека, обиженного домоуправлением, милицией, муниципалитетом, вы способны вступиться?  Если нет, вам надо серьезно подумать, ту ли профессию вы выбрали.

 

Если читатель придирается…

- Как поступать в том случае, если читатель придирается, необоснованно критикует?


                                                                                                                Ирина Ткачева


В советской торговле  существовало (во всяком случае, декларировалось) правило: покупатель всегда прав.  Точно такой же принцип действовал в редакциях, где мне довелось работать, – у нас заведомо правым  всегда считали читателя. Почему так? И что, собственно, стоит за этим правилом?  Прежде всего, уважение к тем, для кого мы пишем. Но не только. Уважение к самому себе как автору: я должен писать так, чтобы никакой, самый вредный и дотошный читатель не смог уличить меня в неточности, ошибке, необъективности. Ну а если все-таки..? Для таких случаев (а они неизбежны в журналистской практике) давно выработаны  определенные правила.  Если вы ошиблись по-крупному, например, обвинили невиновного, оклеветали (пусть не умышленно) честного и т.д., немедленно дайте опровержение.  Репутация от этого не пострадает, напротив, все увидят, что вы имеете мужество признать и исправить свой промах.  В менее «тяжелых» случаях достаточно бывает позвонить человеку, извиниться перед ним лично.  Вообще,  когда вы беретесь о чем-либо писать, а тем более что-то расследовать, сто раз проверьте сами себя, свою позицию: справедлива ли она, достаточно ли у вас доказательств, сможете ли вы защититься, если дело дойдет до суда.
Ну а что делать в тех случаях, когда читатель, как пишет Ирина, «придирается» по мелочам, критикует «необоснованно»?  К сожалению, я не знаю, о какой именно ситуации идет речь. Но, допустим, что вы правы на все сто. А читатель – неправ. Что ж, попробуйте вступить с ним в открытую полемику, опубликуйте его мнение, а рядом – свой комментарий или, что еще лучше, комментарий  независимого эксперта. Ведь читатель (так же, как и вы) имеет право на ошибку, на заблуждение, попробуйте его переубедить – выйдет дискуссия, к которой могут присоединиться другие читатели, это даже интересно. Если же тема не стоит публичной полемики, напишите ему личное письмо, изложите – спокойно, доброжелательно – свои доводы.
Самое главное, от чего я хочу вас предостеречь, – это самоуверенность и высокомерие, мол, я – журналист, я все знаю, а он – всего лишь читатель. Не забывайте, что вашим читателем может оказаться  человек, гораздо более образованный и знающий, чем вы сами. Но и к самому простому человеку вы должны иметь уважение и благодарность уже хотя бы за то, что он тратит свое время на чтение ваших опусов.
Бывают, конечно, и совсем уж «клинические» случаи, когда в редакцию пишут явно нездоровые люди, при этом оскорбляют, грозят…  С такими не стоит вступать в полемику, переписку.  Отправьте письмо в архив и не реагируйте.
                                                                    

Поиск



Новости
2017-11-10
Россия – Украина: «Патриотическая трагедия». Статья С.Шишковой-Шипуновой,написанная еще в 1993 году, оказалась актуальной и сегодня.

2016-06-21
В 6-м номере журнала "Дружба народов" за 2016 г. напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой "Фейсбучный роман Сергея Чупринина".

2016-04-20
В журнале "Знамя" напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой на книгу Г.Яхиной "Зулейха открывает глаза"