» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

Правители Кубани: с 1973 по 2015

Новая газета Кубани (22 июня 2015 г.)

Корреспондент «НГК» взял интервью у автора книги перед началом презентации

 

История Кубани, на первый взгляд, не представляет ничего особо выдающегося:  если брать историю  региона только в контексте российской государственности, то она насчитывает  всего два с небольшим столетия, никакой захватывающей дух древности, «старорусской старины», «былинных преданий».  Казалось бы, вся история как на ладони, однако, приглядевшись,  мы  увидим  сложный и запутанный процесс со своими подводными камнями и течениями, затонувшими кораблями и морскими  чудовищами. Это касается даже, казалось бы, подходящей вплотную к нашему времени советской истории, о которой мы порой знаем меньше, нежели о дореволюционной Кубани. Восполнить пробел в этих знаниях решилась известная кубанская журналистка, писатель и литературный критик Светлана Шипунова-Шишкова, презентовавшая на минувшей неделе  книгу  «Десять правителей Кубани: от Медунова  до Ткачева».

Имя автора хорошо знакомо  «старшему поколению» кубанской журналистики, всем тем, по сути, кто сейчас определяет облик кубанского медиапространства. Светлана Шипунова-Шишкова  родилась в Куйбышеве, куда  ее мама, бабушка и тетя были эвакуированы во время войны из Чернигова. Ее отец  — уроженец Краснодара, участник войны— познакомился с матерью будущего светила кубанской журналистики во время служебной командировки в Куйбышев (нынешняя Самара). Вскоре семья переехала в Краснодар, где и выросла Светлана Шипунова. В 1974 году  она окончила факультет журналистики МГУ по специальности литературный работник газеты. Около тридцати лет работала в краевых газетах — в молодежной газете «Комсомолец Кубани»,  главной кузнице кадров  нынешнего медийного пространства края и не только.  Светлана Евгеньевна  прошла все ступеньки журналистского цеха:  была  младшим литсотрудником, заместителем ответственного секретаря, ответственным секретарем,  главным редактором.  Работала в аппарате Краснодарского краевого комитета партии, где курировала работу СМИ,  в 1988 году  стала главным редактором краевой партийной газеты «Советская Кубань» и одновременно  председателем краевой организации Союза журналистов СССР.   В 1990-м  окончила  Академию общественных наук при ЦК КПСС (теперь это Академия госслужбы при Президенте РФ) по специальности политолог. На первых альтернативных выборах народных депутатов, проходивших  по всей стране в 1990 году, была избрана в краснодарский краевой Совет  до 1993 года. Заканчивала свою журналистскую карьеру Светлана Шипунова собственным корреспондентом газеты «Советская Россия» по Краснодарскому краю (1991-1996). С этим периодом, по ее словам, «связана острая политическая борьба на Кубани, отразившаяся в ее публицистике тех лет. Из всей этой работы, из знакомства с правителями Кубани, из активного участия в политической жизни страны и края она вынесла массу  материала, живых свидетельств, легших в  основу данной книги. И хотя сейчас  Светлана Шипунова-Шишкова больше известна как писатель (на ее счету более десятка художественных книг, таких, как «Дураки и умники», «Дыра», «Дети солнца», «Генеральша и ее куклы» и другие), тем не менее она никогда не переставала считать себя  журналистом: писала критические статьи, отвечала на вопросы молодых журналистов. Книгой «Десять правителей Кубани» Светлана Шипунова заявила о своем возвращении в политическую журналистику. История Кубани, как во всей России, это история ее лидеров.  Она  раскрывается через раскрытие судеб и характеров десяти правителей  края: пяти первых секретарей крайкома (Медунов, Воротников, Разумовский, Полозков и Маслов) и пяти губернаторов (Дьяконов, Егоров, Харитонов, Кондратенко и Ткачев).

На презентации книги, состоявшейся в центральной городской библиотеке имени Некрасова на прошлой неделе,  давно не было так многолюдно :  многие их тех, кто знал, кто работал вместе с Светланой Шипуновой еще со времен Медунова пришли на встречу, чтобы поздравить автора с новым творением.  Непосредственно перед презентацией с писательницей встретился и наш корреспондент, взяв у нее краткое интервью для «Новой газеты Кубани»:

— Светлана Евгеньевна, расскажите, как вам пришла идея написать эту книгу, как долго вы собирали для нее материал?

— Идея возникла в 2009 году,  когда я поняла, что Александр Ткачев сравнялся  по срокам с Сергеем Медуновым. Тогда же я начала сопоставлять, анализировать другие факты из жизни правителей Кубани, выявляя массу совпадений и закономерностей. Поначалу это были какие-то не очень серьезные, хотя и по-своему знаковые моменты.  Например, среди десяти руководителей края оказалось целых три пары, родившихся в один или почти в один день. Так, Медунов и Харитонов — 4 октября, с разницей в 31 год (1915 и 1946). Полозков и Кондратенко— 16 февраля, с разницей в пять лет (1935 и 1940 год). Разумовский и Воротников родились с разницей в один день — 19 и 20 января — и ровно десять лет (1936 и 1926 год). Были и иные интересные совпадения, вообще, много моментов, побудивших меня написать эту книгу. К 2010 году она уже была готова, однако я не торопилась сдавать ее в печать, потому что мне хотелось посмотреть на завершение «эпохи Ткачева», чтобы книга приобрела законченность. Как показало время, я была права: во-первых, Александр Ткачев оставался на своей должности до 2015 года, поставив своеобразный рекорд среди кубанских правителей, а во-вторых,  за эти четыре года произошло еще немало знаковых событий, характеризующих «эпоху Ткачева».  И вот, когда он оставил свой пост, я решила издать эту книгу. Материал брала в основном из открытых источников и на основании личного опыта. Я лично знала всех героев своей книги, со всеми, кроме Ткачева, я работала, так что в фактуре для написания у меня нет недостатка.

— Даете ли вы оценки деловым и моральным качествам своих героев, сравниваете ли их между собой?

— Да, разумеется. Я хочу, чтобы меня поняли правильно: данная книга— это не серия биографических очерков по типу «это глава про Медунова, эта про Ткачева, эта про Кондратенко». В каждой из глав присутствует каждый из десяти губернаторов, которых я раскрываю методом сравнительного анализа. Сравниваю по разным критериям: биографии, происхождение, условия прихода к власти, семейное положение, идеологические предпочтения, профессиональные качества, отношения с центром.  Даже фамилии сравниваю — насколько они соответствуют личных характеристикам губернаторов.  И, разумеется, к каждому у меня свое отношение. Медунову, я скорее сочувствую, Воротников вызывает у меня уважение, как настоящий советский интеллигент, и в то же время грамотный руководитель. К Дьяконову у меня неприязненное отношение, и я этого не скрываю.

— Насколько мне известно, вы с ним даже судились?

— Да.  Суд признал его вину, хотя никаких практических действий для него это не возымело. Но ближе всего мне Николай Кондратенко, как самый искренний, самый простодушный из всех них и в то же время действительно грамотный руководитель. При  том при всем, что он не стремился к власти, что власть его мало испортила, как  многих, это неизбежно на таком посту. К Александру Ткачеву у меня отношение двойствен: я признаю его заслуги, но в то же время считаю, что у него была совершенно провальная кадровая политика, что при нем буйным цветом расцвела коррупция,  совершались и иные, достаточно спорные вещи.

— Вы  особо выделяете кого-то из своих героев?

— Если вы посмотрите на заглавную обложку книги, то увидите, что фотографии троих из десяти кубанских правителей даны крупным планом. Это Медунов, Кондратенко и Ткачев. Каждый из них внес свой вклад в развитие Кубани и каждый олицетворял эпоху в развитии региона: Медунов — это олицетворение советского времени, Кондратенко — «смуты», «переходного периода» и одновременно кубанского консерватизма. Ткачев же — олицетворение относительно стабильных «нулевых годов». К каждому из них у меня, как я уже говорила, особое отношение, но в конце я еще отдельно сравниваю Медунова и Ткачева, как руководителей, открывающих и закрывающих эту «вторую десятку» («первая десятка», в терминологии Светланы Шипуновой, это первые десять руководителей края, с момента его основания в 1937 году — «НГК»). Для этого сравнения у меня предусмотрена отдельная глава, в которой я отмечаю их сходство. Оба дольше всех других находились у власти, хотя девять лет Медунова и четырнадцать лет Ткачева — сроки несопоставимые. Оба оказались, в целом, эффективными и успешными правителями Кубани, при обоих в крае произошли крупные позитивные изменения. Но в то же время и при Медунове, и при Ткачеве на Кубани расцвела коррупция. Еще их сближало неизбывное стремление прославить край, выдвинуть его на первое место, отметить его достижения. Хотя тут есть и особенности:  у Медунова это стремление никогда не приобретало формы личного пиара: все успехи Кубани это успехи ее партийной организации, а не лично руководителя. Сам Медунов был довольно скромен: он не выступал по телевидению и радио, не давал интервью, в газетных статьях, где давались тексты его выступлений на пленумах и съездах, не разрешалось давать его портрет. Более того, он даже из публикуемых текстов, докладов всегда вычеркивал слово «я». А у Ткачева,  да вы сами все знаете, утюг нельзя было включить, чтобы не услышать его имя.

— В процессе работы сталкивались ли вы с какими-то загадками, что-то осталось для вас неясным?

— Для меня не до конца ясно, например, почему Николай Кондратенко не остался на второй срок губернатором. Народ его реально любил, и переизбрание ему было обеспечено, его умоляли остаться, но он решил иначе. В книге я даю свою версию этого ухода, но все же мне не совсем понятна мотивация Николая Игнатовича. Есть неясности и с Медуновым, и с другими руководителями.

— На ваших глазах менялась, разваливалась страна, в разных ее обломках вспыхивали войны, иные из которых, вроде Абхазской, вы описывали в своих статьях. Сейчас на постсоветском пространстве тоже видно бурление, брожение, тоже один за другим вспыхивают конфликты. Нет ли у вас ощущения какого-то повторения пройденного?

— Нет, я не считаю, что те времена и сегодня чем-то похожи, вообще, полного повторения быть не может. Сейчас, я считаю, руководство страны делает все правильно, действует на пользу державы в отличие от тех ужасных горбаческих и ельцинских лет.

К сожалению, нам не удалось дольше побеседовать с Светланой Шипуновой— подпирала очередь из других журналистов,  желавших взять интервью у автора. А потом началась официальная презентация. С приветственным словом к собравшимся обратилась генеральный директор издательства «Книга» Татьяна Василевская, выпустившая  книгу тиражом в тысячу экземпляров, подчеркнувшая важность и своевременность издания этой книги, ее полезность для всех, кто интересуется историей Кубани.

— Когда я узнала, что Светлана пишет эту книгу, я практически сразу загорелась ее изданием, — подчеркнула Татьяна Василевская, — и, когда, наконец, Светлана сказала, что издание состоится, я постаралась как можно быстрее довести дело до издания.

Уже после презентация я еще раз просмотрел подаренную  книгу. В общем и целом,  Светлана Шипунова достаточно внятно изложила ее содержание — при скрупулезном анализе разных сторон правления тех или иных лидеров  она честно демонстрирует свои симпатии и антипатии. Явная симпатия у Светланы Шипуновой к Николаю Кондратенко: она подчеркивает, что он «первый демократически избранный губернатор», победившей только благодаря широкой поддержке населения, вопреки воле Москвы и команды предыдущего губернатора Егорова, указывает, что из пятерых постсоветских руководителей края только лишь Кондратенко «имел все основания претендовать на должность губернатора, был подготовлен к ней многими годами руководящей работы как на районном, так и на краевом уровне, а главное, имел тот авторитет и ту степень доверия со стороны населения, какой не было ни у кого ни до, ни после».  В то же время,  Светлана Шипунова считает, что Кондратенко чуть ли не предал веривших в него людей, серьезно ухудшив свою репутацию. Не скрывает и не оправдывает она и откровенно антисемитские высказывания «батьки».

Достаточно уважительное отношение просматривается к Воротникову, «птицы столь высокого полета на Кубань не залетали ни до, ни после», и к  Ивану Полозкову. По контрасту — резко негативное отношение к Василию Дьяконову. Если для всех остальных руководителей   Светлана Шипунова пытается найти какие-то положительные стороны, то первого губернатора она откровенно демонизирует: «миссия Дьяконова состояла в том, чтобы все разрушить», «с восторгом вандала крушил памятники Ленину», « с азартом мародера разбазаривал партийное имущество», «груб, хамоват, ничего святого», «растворилась, словно банда Воланда команда Дьяконова». А уж размещение в бывшем крайкоме партии Медицинского центра матери и ребенка вообще представлено как декорация из фильмов ужасов: «В коридоре четвертого этажа, где недавно помещался отдел пропаганды и агитации крайкома, теперь стояли высокие стеклянные шкафы с заспиртованными в колбах младенцами-уродцами (страшный символ происходящего)». Впрочем, для человека, отдавшего немало сил той самой пропаганде и агитации, это, наверное, и впрямь выглядело настоящим святотатством.

Осторожно, но достаточно заметно показывает Светлана Шипунова и свое… «нерасположение» к Александру Ткачеву. Признавая его заслуги, как «эффективного менеджера», тем не менее не забывает она и про Кущевку, и про Крымск, и про  бизнес-дела экс-губернатора, и даже про то, как у Познера Ткачев «попался на лжи», сказав, что никогда не состоял в КПРФ, а также признался, что не читал Марселя Пруста и думал, что он живой. И даже ткачевское «возрождение казачества», Светлана Шипунова сравнивает с «националистическим переворотом» в Украине, считая при этом, что Ткачев «первый и последний губернатор, который надевал на себя форму казака».

Но при всех личных симпатиях и антипатиях автора  стоит признать, что «Десять правителей Кубани» — обстоятельное исследование указанной темы, показавшее массу интересных подробностей для всех, кто интересуется историей нашего края. И нельзя не согласиться с финальным выводом, сделанным Светланой Шипуновой:

«Кто будет править Кубанью завтра, послезавтра, в грядущие 20-е годы 21 века? Свои или чужие? Молодые или зрелые? Прагматики или харизматики? Социалисты или рыночники? Патриоты или западники? Сторонники жесткой руки или либералы? Профессионалы или дилетанты?

Поживем  увидим».

Денис ШУЛЬГАТЫЙ

Поиск



Новости
2017-11-10
Россия – Украина: «Патриотическая трагедия». Статья С.Шишковой-Шипуновой,написанная еще в 1993 году, оказалась актуальной и сегодня.

2016-06-21
В 6-м номере журнала "Дружба народов" за 2016 г. напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой "Фейсбучный роман Сергея Чупринина".

2016-04-20
В журнале "Знамя" напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой на книгу Г.Яхиной "Зулейха открывает глаза"