» Биография
» Библиография
» Тексты
» Рецензии, интервью, отзывы
» Фотогалерея
» Письма читателей
» Вопросы и ответы
» Юбилеи
» Гостевая книга
» Контакты

Россия – Украина: как все начиналось

В 2016 году, отмечая юбилей газеты «Советская Россия», ее редакция выпустила в свет сборник избранных статей «60 лет с народом». В их числе оказалась и моя статья, написанная  более двадцати лет назад, в августе  1993 года, в бытность мою собкором «Советской России». Я уже и не помнила содержание этой статьи, а перечитав ее,  удивилась, насколько оно до сих пор актуально.  Украина после развала Союза, принадлежность Крыма, судьба Севастополя, раздел Черноморского флота, позиция российских властей времен Ельцина…

Я решила разместить эту статью на своем сайте в надежде, что кому-то она поможет лучше понять истоки сегодняшнего противостояния России и Украины.

Светлана Шишкова-Шипунова

ноябрь 2017 г.

 

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ  ТРАГЕДИЯ

 

…Они ехали по красивому, залитому солнцем городу, смотрели в окна машины на одетых в парадную форму морских офицеров, идущих в сторону набережной, и сами ощущали праздничную приподнятость, к которой, правда, примешивалась горечь, но они старались в такой день ее не замечать. Они приехали  в Севастополь на праздник и не хотели омрачать его ни себе, ни другим, поэтому заранее решили, что на митинге выступать не будут и никаких политических заявлений делать не станут. Сейчас они ехали к памятнику Нахимову, чтобы возложить цветы от всех россиян.

В двух кварталах от площади их остановили люди, представившиеся «паспортной службой Украины». Потребовали документы, долго их рассматривали, недоверчиво выясняли, действительно ли они такие-то… Наконец сказали, что пропустить не могут, нельзя. Почему нельзя, этого «патруль» объяснить не мог. Нельзя, и все. Стойте здесь.

Задержанными были народные депутаты России Евгений Пудовкин, Геннадий Саенко и Виктор Югин, специально прибывшие из Москвы на празднование Дня Военно-Морского Флота. Какой-то человек, ставший случайным свидетелем задержания, бросился вниз, к площади, где в эти минуты уже шел общегородской митинг, и объявил в мегафон: «Арестовали делегацию российского парламента!» Огромная масса людей загудела, развернулась и двинулась к тому месту, где были наши депутаты.

Рассказывает руководитель делегации, он же председатель комиссии Верховного Совета России по статусу Севастополя Е. Пудовкин:

- Мы увидели, что от площади к нам движется большая толпа, размахивающая андреевскими флагами и плакатами. «Патруль» тут же исчез. Подойдя к нам, люди горячо нас приветствовали. Чтобы не разворачивать толпу вспять и не устраивать столпотворение, мы двинулись вместе с ними в противоположную от площади сторону и возложили цветы к другому памятнику, благо, они в Севастополе на каждом шагу. Но этот инцидент так взбудоражил людей, что они стали просить нас выступить. Я поздравил их с праздником, коротко рассказал о недавнем решении нашего Верховного Совета, подтвердившем российский статус Севастополя, о том, что на основании этого решения возобновляется финансирование города из Москвы, что Россия их не бросит.

В тот же вечер наши депутаты хотели выступить по местному телевидению с официальным разъяснением позиции российского парламента. Им пообещали предоставить прямой эфир, но когда они в назначенный час прибыли на студию, она оказалась просто-напросто… закрытой. 

На этом приключения российских депутатов в Севастополе не кончились. На следующий день во время прогулки по городу отстал от делегации Михаил Тужиков (эксперт ВС), решил сфотографировать какое-то памятное место. Неожиданно его окружила группа неизвестных молодых людей, человек двенадцать, и стала избивать. Тужикову пробили голову, выбили зубы, потерявшего сознание били ногами, отобрали деньги, документы (их нашли потом в бассейне дельфинария). Только подоспевшие члены делегации буквально вырвали своего товарища из рук этих молодчиков, которые еще и потребовали: «Давайте выкуп за вашего москаля!»

Так в июле 1993 года город русской славы Севастополь встречал гостей из Москвы, россиян. Было ли это досадной случайностью, издержками криминогенной обстановки, царящей теперь повсюду, или дело в чем-то другом?

 

Для русских, будь они даже коренные жители Севастополя, настали сейчас тяжелые времена. Город украинизируется.  Вот лишь некоторые приметы этого процесса. 

Людей принуждают ставить в паспортах отметку «гражданин Украины», в противном случае им, например, могут не выплатить пенсию, не принять на работу и т.д. Число книг, газет, теле- и радиопередач на русском языке резко сократилось, зато идет экспансия украинской литературы, периодики, эфира. Уже переписаны учебники истории, где теперь много откровенно антирусских элементов. Один из таких учебников, например, открывается гравюрой «Москали грабят Киев».

Постепенно в городе все российские руководители заменяются украинскими. Представитель президента Украины в Севастополе, он же глава городской администрации Иван Ермаков назначен Киевом и обязан проводить здесь «украинскую линию».

Все это происходит в городе, где из 393 тысяч жителей 292 тысячи (74,5%) – русские и только 81 тысяча (20,6%) – украинцы, из которых при последней переписи населения 41% назвали родным языком русский.

Большинство населения Севастополя так или иначе связаны с флотом – это семьи офицеров, мичманов, матросов, работники береговых служб. Что будет с флотом – то будет и с ними. А обстановка на флоте накаляется. Тем, кто не принял украинскую присягу, грозят различными санкциями, поскольку и военный прокурор, и трибунал, и все службы обеспечения флота – уже украинские. Моряки месяцами не получают зарплату, на кораблях катастрофически не хватает продовольствия, на некоторых уже открыт НЗ, чего не делалось на флоте с 1943 года. Из-за нехватки горючего многие корабли не могут выйти в море.

Развернута мощная антироссийская пропаганда, типичный образец которой вот это письмо в адрес офицерского собрания Черноморского флота:

«Вы же знаете, что Украина приняла закон, запрещающий двойное гражданство. Значит, выходит, вы – москальские рожи, будете жрать на украинской земле украинское сало, а служить царю Борису?! Вы что же это баланду травите, офицерня краснопузая?! Если вы так ставите вопрос, так поезжайте в Новороссийск, в Туапсе и живите там. И знайте, никакого двойного гражданства вам не видать, как и Черноморского флота. Флот будет украинским, а вы будете охохлачены до единого!»

Да, это Рух, националисты, и можно было бы не брать во внимание подобные выходки как крайне экстремистские, если бы методы официальной политики Киева в Крыму не были так близки к ним.

В Севастополе хорошо запомнили визит «туристского поезда» с большим отрядом руховцев, одетых в мундиры петлюровцев, эсэсовцев из дивизии «Галичина», которые строем прошли по городу, водружая по пути «жовто-блакитни» флаги. А вскоре в городе появились БТРы и спецназ, а в районе Бельбека по приказу украинского руководства стали рыть окопы. В этой атмосфере запугивания и психологического давления и живет сегодня Севастополь.

 

«Руководителям России, народам России. В очередной раз просим услышать, понять и защитить нас… Нас унижают, оскорбляют, преследуют за наше стремление жить на исконной совей Родине – в России… Ваше молчание потворствует беззаконию и безнравственности политиков Украины… Мы с надеждой и верой взираем на Россию и ее народ!» (Из обращения общегородского митинга в Севастополе 17 января 1993 г.).

«Министру обороны П. Грачеву. Россия должна дать четкий ответ на вопрос: считает ли она нас по-прежнему своими офицерами, мичманами и матросами, а Черноморский флот – российским? Со своей стороны, мы еще раз подтверждаем нашу верность Родине – России и готовность защищать ее интересы под андреевским флагом на любой территории». (Из обращения офицеров Крымской военно-морской базы).

Слышат ли эти призывы в России? Часть нашей интеллигенции и политической элиты, мнящая себя передовой и демократической, судя по высказываниям в прессе и эфире, не видит никакой трагедии в том, что происходит сегодня в Севастополе. Блюдя свою «демократическую невинность» и больше всего боясь обвинения в «имперских замашках», она и не пытается возвысить голос в защиту Черноморского флота и Севастополя. Напротив, еще и ругает «провокаторами» депутатов Верховного Совета России, посмевших принять решение о его российском статусе.

 

Самое большое заблуждение состоит в том, будто Севастополь – спорная между Россией и Украиной территория. На самом деле это территория бесспорная. Доказывать ее принадлежность России приходится лишь постольку, поскольку все мы, включая политиков высокого ранга, плохо знаем российскую историю и слабы в опросах государства и права.

Крым стал независимым от Турции в конце XVIII века на основе Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 года. В 1783 году Екатерина II издает манифест «О присоединении Крыма, Тамани и всей Кубанской стороны к России». В 1791 г. принадлежность Крыма государству Российскому закрепляется Ясским мирным договором с Турцией.

Первые укрепления здесь строил Суворов, а русское население формировалось из переселенцев центральных областей России (Новгородской, Рязанской и др.), а также из раскрепощенных крестьян.

Порт и крепость Севастополь заложены были в том же 1783 году, а через 20 лет внук Екатерины Александр I повелевает: в Севастополе «быть главному военному порту».

С тех пор на протяжении более чем столетия управление городом осуществляла военно-морская администрация, назначаемая непосредственно в Санкт-Петербурге, а генерал-губернатор города был одновременно командующим Черноморским флотом.

Октябрьская революция практически не изменила особый статус города, так как он оставался главной базой ВМФ теперь уже советского государства. Здесь всегда был особый режим проживания, въезда и выезда, особый порядок финансирования города.

В 1918 году в Крыму была провозглашена Советская социалистическая республика Таврида, а через три года образована Крымская АССР – «как часть РСФСР в границах Крымского полуострова». Она просуществовала до конца войны, после чего была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР.

25 октября  1948 года принимается постановление Совета Министров СССР «О мероприятиях по ускорению восстановления Севастополя», в котором был и такой пункт: «Выделить г. Севастополь в число городов республиканского подчинения». По сегодняшний день это постановление никто не отменял, и оно сохраняет свою юридическую силу.

В 1954 году указом Президиума Верховного Совета СССР Крымская область передана из состава РСФСР в состав УССР, «учитывая территориальное тяготение Крымской области к  Украинской ССР, общность экономики и тесные хозяйственные и культурные связи». На Украине этот акт был воспринят как «свидетельство безграничного доверия великого русского народа украинскому народу».

Ни в одном документе, связанном с передачей Крымской области Украине, ничего не говорится о Севастополе, о Черноморском флоте и его военно-морской базе в Крыму. Никому и в голову не пришло бы тогда передавать их в ведение Украины.

По заключению Института государства и права Российской академии наук, «международное право требует, и это подтверждается практикой международного суда, чтобы любая даже минимально значимая передача государственного суверенитета на территорию оформлялась в виде международного договора именно по этому вопросу». В случае с передачей Крымской области такой договор не заключался. А указ Верховного Совета таковым не является.

Рано или поздно должно было случиться то, что случилось: в мае 1992 года Верховный Совет РФ принял постановление о правовой оценке решения 1954 года, где оценил его как «принятое с нарушением Конституции (Основного Закона) РСФСР и законодательной процедуры», а потому признал «не имевшим юридической силы с момента принятия».

Однако Россия не стала на основе этого запоздалого решения требовать восстановления своих прав в Крыму, справедливо полагая, что население полуострова должно теперь само решить его судьбу на референдуме. Но под давлением Киева на референдум был наложен бессрочный мораторий.

Другое дело – Севастополь, не имеющий никакого отношения к акту 1954 года. Дважды Украина (в 1978 и 1992 гг.) в одностороннем порядке признала его городом республиканского подчинения. Дважды в Москве делали вид, что не замечают этого. И сегодня никто, кроме Верховного Совета РФ, официально не заявил о незаконности притязаний Украины на этот исконно русский город. А страдают люди.  

 

…Севастополь – город славы (это не пропагандистский штамп, а перевод с греческого), город-герой. Для всякого русского он не просто город, а историческая ценность, реликвия, объект национальной гордости. Так, Кремль для нас – не просто здание, а Красная площадь – не просто перекресток улиц. Все это – символы России, которые не продаются и не делятся, ибо это было бы глубоко оскорбительно для национального самосознания.

Народ понимает, чувствует это. Но понимают ли и чувствуют ли политики?

В ситуации с Севастополем отразилось все бессилие новой российской власти, вся глубина кризиса нашей новой государственности.

Формально отношения России и Украины регулируются сейчас Договором, подписанным Б. Ельциным и Л. Кравчуком еще 19 ноября 1990 года. Статья 6 этого Договора гласит: «Высокие договаривающиеся стороны признают и уважают территориальную целостность РСФСР и УССР в ныне существующих в рамках СССР границах». Именно на эту статью чаще всего ссылаются в Киеве, доказывая свое право на Крым и Севастополь и проводя там сегодня спешную украинизацию. Но в том-то и дело, что писался этот Договор в условиях существования Союза в рамках единого государства. 

При ратификации его Верховным Советом России депутаты предвидели, чем это может кончиться.

Из стенограммы заседания ВС РФ от 5 декабря 1990 года:

«Депутат Ю.М. Белоглазов: - Не считаете ли вы, что статьей 6 мы закрепляем передачу Крыма и других русских земель Украинской республике? И второй вопрос. Что мы будем делать с Севастополем, с морскими портами и базами? Что, новые будем строить?»

Начинающий министр иностранных дел А. Козырев успокоил депутатов: « - Товарищи, я хочу обратить ваше внимание на формулировки этой статьи, в особенности на последние слова: «в ныне существующих в рамках СССР границах», то есть речь идет о том, что мы являемся республиками в рамках СССР… Другое дело, если возникнет вопрос о том, что граница будет не в рамках СССР, но тогда это будет все равно, можно надеяться, в рамках… обновленного Союза. О базах Севастополя – по всем нашим документам обеспечение безопасности передано Союзу, и никто сейчас об этом не говорит».

Знай тогда депутаты, что через каких-то полтора года Союза не станет и договор с Украиной будет носить не внутригосударственный, а международный характер, вряд ли он был бы ратифицирован в том виде.

 

Но что сделано, то сделано, и сегодня мы имеем то, что имеем, - два государства и один флот, одну военно-морскую базу на Черном море. Проблема кажется неразрешимой, но решать ее все равно надо.

Сегодня наиболее последовательно и твердо борется за Севастополь Верховный Совет РФ. Принятые им решения: сначала о правовой оценке акта 1954 года, затем о единстве Краснознаменного Черноморского флота, наконец, о российском статусе города Севастополя и возобновлении его финансирования. Все эти постановления недвусмысленно говорят о решимости парламента РФ отстаивать национальные интересы России на Черном море. 

Последнее решение – по Севастополю – принималось не в пылу эмоций. Созданная VII Съездом комиссия проделала предварительно огромную работу, собрав большое количество документов, материалов, подтверждающих права России на Севастополь. Около 20 научных центров представили свои экспертизы. Были опрошены народные депутаты и население Крыма, Севастополя и практически всех российских краев и областей. Все они однозначно высказались за принадлежность Севастополя России. Многие партии, общественные движения, творческие союзы России поддержали это решение.

Что же касается президента и его администрации, то они заняли в вопросе о Черноморском флоте и Севастополе явно антипатриотическую позицию. Вот что пишет об этом последний главком ВМФ СССР, адмирал флота Владимир Чернавин:

«Перед очередным туром правительственных переговоров… отправился в Кремль, к руководителю нашей делегации С. Шахраю. Долго объяснял ему, что такое современный флот и какое значение для России имеют военно-морские силы на южном театре. Рассказываю о недопустимости его раздела, а по лицу Шахрая вижу: взаимопонимания нет. Он уже давно принял свое решение. Прощаемся. Выслушиваю резюме нашей беседы: 

- Ну, Владимир Николаевич, мы же не будем воевать с украинским народом из-за Черноморского флота!

- Конечно же, нет! И я никогда не призывал у войне с Украиной. Я призываю вас не дать вытирать ноги об Андреевский флаг. Я призываю вас отстоять государственное достоинство и честь россиян, сохранить Черноморский флот для страны!

Говорю напрасно, эти слова сотрясают только воздух и мою душу…»

А вот уже и вовсе беспрецедентный случай. При рассмотрении в Совете безопасности ООН украинской жалобы на решение нашего парламента официальный представитель России в ООН Юлий Воронцов выступил… против этого решения. Тем самым он занял в ООН позицию не в пользу России, а в пользу Украины. Узнав об этом, даже такой приверженец демократического режима, ка депутат Е. Амбарцумов, назвал действия Воронцова «предательством интересов России».

 

Недавно было объявлено: планировавшаяся ранее на август встреча президентов России и Украины по вопросу о Черноморском флоте, возможно, состоится в сентябре в Крыму. На этот раз будет якобы рассматриваться вариант его «совместного использования под общим командованием». Это уже третий или четвертый вариант, который пытаются реализовать два президента, и пока безуспешно.

… Если оглянуться года этак на полтора назад, мы увидим Б. Ельцина выступающего с подмостков строящегося самолета в одном из цехов Ульяновского авиационного завода. «Черноморский флот был, есть и будет российским!» - говорит он. И слышно, как за сотни километров, в Севастополе, перекатывается с корабля на корабль восторженное «Ура!».

Но идет время, и вот уже Борис Николаевич в Сочи, в местечке Дагомыс, встречается с украинским президентом Кравчуком. В обнимку выходят они на пирс и, слегка покачиваясь, позируют фотожурналистам. Скоро весь мир узнает об их «соломоновом решении»: Черноморский флот будет отныне под «двойным подчинением» самих президентов. И уже иной, странный гул слышен из Севастополя. То ропот сомнения и тревоги пронесся по черноморским кораблям, где даже юнгам известно: когда на капитанском мостике стоят сразу два капитана, корабль будет швырять из стороны в сторону.

Так оно и вышло. Отдает, например, российское командование  приказ нескольким кораблям идти в порт Сухуми для участия в эвакуации беженцев. А украинское командование – против. Кого слушать, кому подчиняться? Корабли уходят-таки в сторону Абхазии, ведь там гибнут люди. А по возвращении в Севастополь их капитанам предъявляют счет за «незапланированный расход топлива», квалифицируя это чуть ли не как хищение. И это при том, что топливо до сих пор поступает на флот из России!

Но вот уже июнь 1993-го. Новая встреча президентов в Москве. И новый вариант решения: делить флот на две части. Тебе половина и мне половина. И тогда Севастополь взрывается митингами. 90% офицеров, мичманов, матросов отказываются принимать присягу Украине. На кораблях явочным порядком поднимают андреевские флаги. 

День 17 июня, когда было подписано московское соглашение, моряки окрестили «вторым затоплением флота» (по иронии судьбы черноморская эскадра была затоплена 17 июня 1918 года).

Из воззвания к гражданам России офицеров ВВС флота:

«Соглашение, подписанное президентами России и Украины в Москве, явилось смертным приговором Флоту. Это начало компании по открытию южных рубежей нашей Родины. 50-процентно урезанный флот становится безоружным и небоеспособным. 

Россияне! Поддержите нас и решите: нужен ли вам и нашему Отечеству Черноморский флот и легендарный горд-герой Севастополь?»

Любому патриотически мыслящему человеку ясно, что как только наш флот хоть чуть-чуть ослабнет, последуют территориальные претензии из-за моря, тем более, что ни Турция, ни другие страны, имеющие свой флот на Средиземном море, сокращать его не собираются. Нас начнут теснить в судоходстве, нашу границу станут как бы «невзначай» нарушать, с нами перестанут считаться на сухопутных границах. Раздел на самом деле невыгоден ни России, ни Украине. Он выгоден только третьим странам,

На флоте – волнения, в городе почти беспрерывно идут митинги, собирается «народное вече», действует параллельный официальному городской Совет, в Москве и других городах создаются комитеты в поддержку Севастополя.

Между тем раздел флота, согласно московскому решению, должен начаться вот-вот, в сентябре. 

И вдруг – новый поворот событий, новый вариант решения судьбы Черноморского флота – «совместное использование», «общее командование». Что бы это значило? Уж не решили ли президенты прислушаться к общественному мнению?

Не успела общественность опомниться, как стало известно: встречи в Крыму пока не будет, откладывается на неопределенный срок. Значит, снова неизвестность и тревожное ожидание. О причинах можно только догадываться. То ли Борис Николаевич занемог, то ли Леонид Макарович занедужил, то ли оба они просто не знают, что им с этим флотом дальше делать.

 

Проблема Черноморского флота – одно из самых трагических последствий того, что совершили Ельцин и Кравчук в Беловежской пуще. Когда они решались на роспуск Союза, они, должно быть, не думали об этих последствиях, о том, например, что станут делать с единой энергетической или единой транспортной системой страны, с деньгами, которые ходят по всей ее территории, или с Советской Армией, которая была у нас одна на всех. Они, должно быть, говорили друг другу в ту темную беловежскую ночь: «Это все потом, потом, сейчас главное – этого убрать». «Этого» они убрали. Армию потом кое-как поделили. Энергетика и транспорт сами развалились. Деньги в Москве и Киев нарисовали новые. А вот о флот споткнулись.

Флот –  это, оказывается, такая штука, которая может быть целой или – не быть вообще. Его невозможно передислоцировать, как сухопутные войска, он привязан к военно-морской базе. Чтобы построить новую, России потребуется, по расчетам Главного штаба ВМФ, не менее 15 лет и 1 триллион рублей в ценах 1993 года. Да и с какой стати России строить новую базу, если старая еще не прохудилась?

Все эксперты сходятся на том, что экономика Украины в ближайшие 20 лет не потянет половину флота, на которую претендует. Отдать ей эту половину – все равно, что сразу списать и затопить корабли. Не в состоянии она содержать и военно-морскую базу, а тем более строить новую. Видимо, понимая все это, но будучи не в силах смирить свои политические амбиции, лидеры Украины лихорадочно ищут какой-нибудь выгодный и приличный для себя выход. Только что стало известно, что премьер-министр Украины Леонид Кучма, оказывается, считает возможным «передать Севастополь в аренду России». Умно. Может быть, еще заплатить Украине за воду в Черном море на сто лет вперед? Политики явно запутались. А народ? 

Трагедия Черноморского флота и Севастополя не в том, что их могут поделить, а в том, что их не могут поделить русские и украинцы. И то, что они поставлены перед необходимостью это делать, быть может, самая крупная национальная трагедия наших дней и самый тяжкий политический грех Ельцина и Кравчука.

Кажущаяся неразрешимой проблема Черноморского флота и Севастополя неразрешима только при нынешних антинародных правительствах. Если к власти в России и на Украине придут совестливые, патриотически мыслящие, истинно государственные руководители, флот останется неделим и еще сможет послужить нашему общему Отечеству. А историческая перспектива нового объединения двух великих славянских народов всегда остается.

 

Газета «Советская Россия»

август 1993 г.

 

Поиск



Новости
2017-11-10
Россия – Украина: «Патриотическая трагедия». Статья С.Шишковой-Шипуновой,написанная еще в 1993 году, оказалась актуальной и сегодня.

2016-06-21
В 6-м номере журнала "Дружба народов" за 2016 г. напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой "Фейсбучный роман Сергея Чупринина".

2016-04-20
В журнале "Знамя" напечатана рецензия С.Шишковой-Шипуновой на книгу Г.Яхиной "Зулейха открывает глаза"